Миру Новому

Закон Красоты

Автор: "Миру Новому"

Закон Красоты относится к Основным, Фундаментальным Законам Бытия. Красота – Аспект Наивысшего Единого Начала. Красота – явление Высшего Мира на земле. Закон Красоты указует на Цель и Сущность космической и человеческой эволюции. Закон Красоты царствует в Беспредельности.

«Множество клеточек организма находятся в спящем состоянии. Указано, что пробуждение их сделало бы человека светящимся и летающим. Можно ли представить, что люди в их настоящем состоянии могли бы получить такое пробуждение заключенного в них света? Подумайте, что люди вполне приспособлены к дальнейшей эволюции, но сокровище должно оставаться спящим. Состояние сознания не допускает скорого продвижения. Только в редких случаях озаряется организм и при помощи из Тонкого Мира временно получает сужденные возможности» («Братство», 492).

Красота – мерило истинности – как в Космосе, так и на земле. Не может быть истинным то, что лишено Красоты. Красота – явление тончайших энергий, явление Огня.

Грядущая ступень эволюции требует от человека тонкого осознания Красоты. «Сознание Красоты спасёт». Но сознание Красоты нужно понять как сознание тончайших энергий, наполняющих пространство и находящих утверждение на Земле в искусстве, творчестве и духовном восприятии великих творений. Но Высшая Красота – Красота мысли в её огненных уровнях, – Красота светоносных вестников – Идей.

Восприятие Красоты человеком выражается многообразно: в чутком восприятии и бережности к Природе, в глубоком восприятии искусства, в критериях качества деятельности, в непосредственном чувстве Истинности в процессе познания. Но главным отличием познавшего Красоту будет сердце, исполненное Любви. Сердце, преданное Добру и знающее Служение Свету, сердце братское, сотрудническое. Сердце чующее задание эволюции. Ибо Высшая Красота – Красота Энергий Космического Магнита, Красота Мысли Пространственной.

Осознание Красоты на земле выразится в энергии Подвига, которая преобразует земную жизнь, изменив многие существующие формы и утвердив новые энергии сознания.

«Невозможно людям понять, по каким признакам оценивать действия. Вот мнение, блестяще выраженное, но в Высшей оценке оно не признано превосходным. С другой стороны, мнение, сказанное с запинками, полное застенчивости, заслужит радостную похвалу. Поверхностному наблюдателю не понятна такая оценка. Блеск бывает на поддельных камнях. Вдумчивость может выражаться и в очень своеобразных словах. Где больше внутреннего горения, там должно быть и ободрение. Когда говорю о простоте, имею в виду непосредственную убедительность. Когда идет речь о поднятии народного уровня, именно требуется простота во всей убедительности. Такое качество нужно не только принять умом, но и полюбить сердцем, из него произойдут и сотрудничество, и братство» («Братство», 479).

«Даже ужасные преступники получали наименование великолепных только за признание ими красоты. Следует по всей истории человечества убедиться, каким щитом была красота. Ущемление творчества является признаком падения человечества, но каждая эпоха расцвета творчества осталась, как ступень достижения. Если все это знают, почему же не приложат искусство к жизни? Можно помнить, что прекрасные памятники творчества появлялись, как вехи целебные; к ним спешили в устремлении, они несли мир.

Без красоты нельзя мыслить о Братстве» («Братство», 498).

«Диссонанс слышнее консонанса. Когда прислушаться к низшей надземной сфере, можно поразиться мучительными стонами, воплями и криками ужаса. После стенаний следующие сферы кажутся молчаливыми, но это впечатление относительно. Музыка сфер величественна, но она не раздирает нервных центров. Так и во всем сущем люди привлекаются диссонансом, но лишь немногие умеют сознавать созвучие. При путях к Братству нужно познать мощь созвучия» («Братство», 480).