Миру Новому

Учение Живой Этики о здоровье и психической энергии. Часть V. Осознание сотрудничества Миров земного и Надземного – основа оздоровления человечества

Учение Живой Этики о здоровье и психической энергии. Часть I

Учение Живой Этики о здоровье и психической энергии. Часть II

Учение Живой Этики о здоровье и психической энергии. Часть III

Учение Живой Этики о здоровье и психической энергии. Часть IV.

 


«…человек должен не только признавать тонкие энергии, но должен и содействовать им…» («Надземное», 627).

 

«Следует напомнить о самом целебном противоядии, именно о возвышенном мышлении о Надземном. Нельзя ни на час погасить в себе пламень возвышенного мышления…

Спросят – не помешает ли мысль о Надземном земной деятельности? Но пусть эта мысль сопутствует человеку даже в час самой напряжённой деятельности. Уже давно сказано, как должен навсегда запечатлеться Образ Учителя, также и глубокая мысль о Надземном будет не препятствием, но живым мостом к будущему достижению» («Надземное», 651).

 

«Наука уже твердит о какой-то пространственной силе, но она не умеет объяснить, насколько батарея человека нуждается в токах пространственных…» («Надземное», 753).

 

Как решить сложные задачи земли, не подняв голову к небу? Как добыть знание новое, не устремив мысль к Свету озаряющему? Как обрести помощь Высшую, не умея настроить внутренние, духовные восприятия?

 

Человечество вплотную приблизилось к границе познания Надземного. Ни одна из проблем, угрожающих жизни человечества на Земле, не может быть решена в парадигмальном поле узкого материализма. Сама жизнь ставит человечество перед необходимостью сближения науки и религии – признание Надземного и познания тонких и высших энергий, которыми неразрывно связаны Миры земной, Тонкий и Высший.

 

Даже не говоря об эволюционной задаче достижения сознательности на невидимых Планах Жизни, стоящей перед всеми духовно развитыми людьми, можно утверждать сегодня необходимость осознания и познания Тонкого Плана Бытия как обязательное условие оздоровления планеты. «…земное и надземное должны быть понимаемы как неделимая действительность».

 

Человек представляет из себя лабораторию могущественных энергий: непрестанно происходит излучение ауры, центров, выделение в пространство психо-химических веществ. Переходя границу Тонкого Мира, человек сохраняет энергетическую сущность ауры, сущность центров.

 

Только осознание огромного влияния человеческой энергии на всё сущее, не говоря уже о ближайшем окружении, подвинет Мир к пониманию необходимости тонкого миропонимания и утверждения тонкого принципа в отношении качества всех действий, всех явлений.

Осознание психической энергии приведёт к большей защищённости человека: каждый, стремящийся содержать свою энергию в чистоте, имеет мощную защиту от болезней и целителя внутри.

«Никакие другие излучения несравнимы с мощью человека. Он может и оздоровить, и отравить все окружающее. Не столько больные люди могут отравить атмосферу, сколько раздражение, гнев и всякая злоба. Теперь сопоставьте – много ли добрых излучений одновременно проявляется на коре земной и насколько превышают их злобные мысли.

Говорю не об идеальных мечтаниях, но о врачебных советах. Человечество страдает от раздражения слизистых оболочек и от злокачественных опухолей, эти бедствия принимают размер эпидемий. Множество соображений высказывается, но среди них упускают из виду, что такие эпидемии происходят от пространственных воздействий.

Явление санитарии нужно Земле. Нужно очистить слои зараженные, но сделать это может лишь сам человек. Если каждый житель земной подумает о состоянии своей психической энергии и опасется ухудшить его, то уже может начаться оздоровление. Самые опасные эпидемии наткнутся на незримые противодействия, и начать такую защиту можно в каждодневной обыденности» («Надземное», 413).

 

Учение Живой Этики, данное Великими Учителями человечества в преддверии новой ступени изменений на планете и направленное на задачу расширения сознания человечества, содержит множество предсказаний о событиях происходящих сейчас, в частности, о характерных чертах эпидемий, необычности симптомов ранее существующих заболеваний, появления новых, связанных с загрязнением атмосферы как физическими веществами, так и психическими – энергиями мышления людей. Но не «кара небесная», но качества накопленных человечеством энергий, несовместимых с Основной Энергии Бытия – Всеначальным, вездесущим Огнём, является причиной происходящих и грядущих бедствий.

«Истинно нельзя не ужасаться, когда разложение на земле достигает небывалых размеров. Такие процессы конца Кали Юги не могут быть отменены приказом. Они должны быть изжиты…» («Надземное», 66).

«Невозможно освободить Землю от отравления, если не найти гармонии пространственной…» («Надземное», 943).

«Урусвати знает, что воспаление слизистых оболочек становится бичом человечества. Отравленная атмосфера поражает ткани. Невозможно представить себе, как многообразны признаки этой болезни века. Люди пробуют приписывать замеченные симптомы прежним видам болезней, но они не могут понять всю особенность этой эпидемии. Она часто проявляется как бы безобидными признаками, но руки врача не могут определить причину и развитие болезни. Потому полезно, чтобы врачи исследовали организмы всеми научными способами.

Никто не скажет, когда воспаление перейдет в поражение ткани со всеми разновидными последствиями. Может быть, воспаление затихнет и рассеется, но и за этим процессом нужно следить. Можно указать самую простую неразъедающую пищу, но питание нужно, чтобы организм имел достаточно жизненности.

Само явление болезни может быть чрезвычайно разновидным, иные органы могут причинить боль косвенную или непосредственно. Воспаление оболочек связано с нервной системой и потому может вызывать рефлекторные боли. Потому так нужно всестороннее исследование всего организма. Нередко можно замечать, что зловредное поражение обозначается болью в противоположной части тела. Вообще слизистые оболочки являются посредниками в самых разнообразных функциях организма, и они первые воспринимают насыщенность окружающей атмосферы. Таким образом, если даже не происходит опасного процесса, то все же следует обращать внимание и явить бережность.

Не забудем, что такая эпидемия была предвидена давно. Когда Мы говорили об Армагеддоне, Мы вовсе не имели в виду лишь войну, но все губительные последствия смятения человечества. Не нужно впадать в уныние, ибо в таком подавленном состоянии человек открывает доступ всему ядовитому. Но мудро знать, что эпидемии следуют за Армагеддоном. Нельзя ограничиться лишь известными формами болезней, нужно быть готовым к признакам самым сложным и необычным. Пусть врачи, хотя бы отчасти, признают новую болезнь, которая обнаружилась повсюду.

Мыслитель говорил: «Неужели найдется такой самомнительный человек, который будет полагать, что им изучены все явления Природы?»» («Надземное», 435).

 

Психическая энергия – энергия сознания людей – является мощным фактором не только в лаборатории жизнеобмена на Земле, но важнейшей энергией в системе энергообмена в Космосе. Представление о бытии не будет близким к истине до тех пор, пока наука не начнёт изучение тонких энергий и процессов энергообмена между планами физической материи и её тонкими уровнями, на которых проявляется и творит мысль и дух человеческий.

 

Мысль, достигая светоносности, делает сознание человека способным к сотрудничеству с Миром Высшим, развитый человеческий дух становится значимой эволюционной энергией.

«…Человек, помни, что ты поставлен хранителем пространства. Ты можешь оздоровить его или осквернить. Не можешь ты устремляться к Надземному Миру, если ты будешь породителем убийственных ядов. Каждым дыханием ты посылаешь пространству оздоровление или разрушение… каждая прекрасная мысль образует как бы нерв пространства…

Мыслитель просил: «Избегайте ссор и жалких воспоминаний, они вредоносны».»  («Надземное», 764).

 

Грубое мышление, злобное, а также мысль равнодушия, замкнутая в коконе эгоизма, является не только преградой в развитии индивидуальности, но умножаясь и усиливаясь по законам соответствия и энергопритяжения, коллективно становится причиною зарождения вредоносных веществ.

«Человек может психически создавать сильнейший яд… Не следует надеяться, что Прана оздоровит ядовитую пространственную атмосферу. Не лучше ли человеку постараться не заражать всё окружающее?» («Надземное», 941).

«Многие болезни заразительны не только физически, но и духовно. Можно видеть, как последняя зараза бывает чаще первой и тем самым передача боли усугубляется. …» («Надземное», 65).

«…Люди говорят о всяких витаминах, но забывают, что нравственное состояние гораздо важнее, нежели принятие лекарств, обращаемых в яды при нездоровых нравственных условиях… Мыслитель советовал ученикам утвердить свободу знания, свободу мысли во спасение Мира» («Надземное», 737).

 

Учение говорит о масштабах разложения психической энергии, не только как о потере   чистоты и защитных качеств ауры, но как о разложении накоплений тонких энергий (духовности), необходимых для дальнейшего развития жизни - сознания.

 

«Урусвати знает сущность самоистребления. Некие двуногие, ограничивающие себя миром телесно-земным, полагают, что самоистребление есть телесное убийство. Они не могут представить себе иное, горшее убийство – психическое. Лишь немногие поняли, что самоистребление прежде всего заключается в убийстве психическом. Именно, человечество оказалось в опаснейшем положении.

Люди убивают дух и лишают себя психической энергии. Невозможно представить себе, как больно человечество, и такая зараза проходит по всей планете. Наиболее населённые места особенно подвержены эпидемии самоистребления. Человечество не мыслит, в каком виде оно предстанет в Надземном Мире.

Религии не смогли обосновать значение нравственности, теперь религии не могут найти общение с Наукой. Великое Единство заменяется жалким разделением, но каждое раздробление есть символ бессилия. Куда же направится блуждающее человечество? Оно нуждается прежде всего во враче и учителе. Они могут предупредить об опасности – она велика!

Мыслитель сожалел: «Ужасно зрелище бродячих самоистреблённых»». («Надземное», 884).

 

Здоровье человечества – результат взаимодействия психической энергии не только воплощённых людей, но человечества на Тонком Плане. На страже жизни и эволюции человечества – Энергия и Мысль Высших Сознаний, непрестанно направляемая на помощь человечеству. Но для того, чтобы быть вполне воспринятой, помощь высшая должна, во-первых, быть осознана, во-вторых, должна обрести психические каналы восприятия. Эти мосты между земным и Высшим Мирами создаются энергиями высоковибрационного мышления, волей человечества, устремлённой к Общему Благу.

 

«…мысль быстрее света, мысль будет лучшим звеном с Мирами Надземными. Потому пусть мысль человека будет достойна озарения огнём пространства» («Надземное», 920).

«…Пусть каждый человек думает, как послужить Общему Благу… Каждый труд несёт кому-то помощь, особенно, если сопровождается добрыми мыслями…

…Мы прислушиваемся к посылкам мысленным. Мы радуемся, когда слышим мысль Общего Блага… Будем собирать все знаки, которые ведут к Общему Благу, к Друзьям Неведомым» («Надземное», 611).

 

Помощь Высшего Мира, Братства Учителей Света, непрестанно оказывается человечеству. Не только в виде озарений ищущим прогрессивным учёным, в виде образов будущего талантливым творцам, но многие люди испытывали помощь осознавая или не осознавая посылаемые целебные вибрации, токи, Лучи. Многие хранят в сердце необычные подсказки и указания к правильному действию, полученные во снах, видениях, как мысль, пришедшая в искании.

Люди должны научиться сознательному сотрудничеству с Миром Света. Условие сотрудничества – чистота мысли и бескорыстие исканий. Так Общее Благо становится понятием энергетического плана.

 

Новая Эпоха несёт энергетическое понимание бытия и осознание необходимости сотрудничества человека с Основной Энергией Бытия как непременное условие прогресса во всём. Людям следует жизненно понять сотрудничество тонких энергий, осознать как основу всей жизни.

 

«Урусвати знает, что каждый человеческий организм в своей мере реагирует на космические потрясения. Более утончённый организм отзвучит сильнее. Не следует пытаться избегать такой реакции, это будет неестественно, но необходимо приспособлять силы при таких напряжениях… Многие сочтут неуместными Наши беседы о Надземном; между тем только правильное понимание Надземного может дать разрешение смущения…» («Надземное», 688).

«Организм человека как кипящий котёл, и пространство как сияющий метатель дисков. Нужно не только владеть собой, но и предусматривать химические воздействия, которые в своём столкновении могут пресекать и сильную волю…

…Мысль Учителя должна преодолеть множество препятствий в пространстве. Утверждаю, что каждое действие нужно согласовать с мышлением Учителя – такая помощь будет истинным сотрудничеством. («Надземное», 4).

 

Масштаб происходящей сейчас пандемии и её многообразная и усиленная симптоматика – тоже явление постармагеддонных болезней, понимание которых требует привнесения тонкого знания. Уже звучат от исследователей предположения, подтверждающие движение науки в сторону познания психической энергии. Так прозвучало предположение о том, что менее подвержены тяжести заболеваний люди… более интеллектуальные… Также определены группы крови по степени неуязвимости и др. признаки, указывающие на некий мало определяемый наукой компонент. Само понятие иммунитета, раскрываемое во всё новых и новых составляющих, имеет нечто, что не укладывается в систематику дифференцирующего познания. Это нечто – психическая энергия – огонь, в его многообразных и очень индивидуальных качествах и свойствах.

 

«Явление мысли покоится на всеначальной энергии. Человек, умственно напряжённый, привлекает пространственную энергию и посредством её может особенно преуспевать. Люди обычно не могут понять, отчего они не в состоянии пользоваться энергией, которая, казалось бы, содействует каждому. Они не развивают мышления и не могут усилить магнит свой, так они лишают себя помощи свыше…» («Надземное», 753).

«Мысль, одна только мысль может истребить множество микробов…» («Надземное», 50).

 

Наука, утверждённая на доказательствах по принципу повторяемости и однообразия, стоит перед рубежом нового типа познания – познания сущности явлений в многообразии и неповторимости, соответствующих тонкости жизненного процесса. Познание тонких энергий, исследование психической энергии будет познанием истинного человека в многообразии его взаимодействий с Пространственными энергиями.

 

Неповторимость – главное свойство тонких энергий. Надо научиться человеку познающему быть достойным Огненной своей Родины – вездесущего божественного Огня, осознать жизнь в её красоте непрестанного Движения.

 

«Урусвати знает, что во время мировых потрясений Пусть Новая Эра ознаменуется действительным освобождением науки…» («Надземное», 737).

«…все достижения науки будут связаны с психической энергией» («Надземное», 525).

«…Среди новых достижений науки будут указаны мощные эмоции радости и любви. Пусть человечество постепенно приближается к светлым двигателям и поймет, что каждая мысль о радости уже есть целебное начало. Даже среди горестей можно находить явление любви и сострадания. Пусть эти вехи помогут усталому путнику. Пусть ученые покажут, насколько ритм радости дает прилив психической энергии. Пусть наука разъяснит, насколько целебна мощь радости.

Невежды скажут, что такой совет не жизненен, ибо человечество погибает в страданиях. Только невежда может предлагать погрязнуть во мраке, только бы не обратиться к поискам Света. Только невежда может сказать, что человек никогда не научится пользоваться энергией мысли.

Яро нужно устремиться к обновлению жизни. Каждый может мыслить о героизме, о радости, о возвышенной любви. Каждый может мыслить о прекрасной Надземной Жизни. Каждый может приобрести мощь достичь целебного лекарства и распространять такие эманации на все окружающее.

Мыслитель говорил: «Горе преходяще, радость нетленна. Любите Свет и любите Прекрасное», – так Мыслитель направлял учеников к простейшему решению» («Надземное», 732).

 

Предлагаем параграфы из книги «Надземное», в которых рассматриваются вопросы психической энергии и здоровья, объясняется главное условие оздоровления человечества – сознательное отношение к Надземному Миру.


«...Так много говорят о лучах, делающих человека невидимым. Следующей ступенью будет нахождение маленького аппарата, который может быть всегда при себе, делая носителя невидимым. Но затем остается Наша степень невидимости, когда Мы привлекаем из пространства некоторые лучи, нужные для невидимости; нечто подобное, когда дематериализуются отдельные части тела. Вы недавно слышали об этом. Так для многих явлений нужно иметь подвижное тонкое тело. Полеты в дальние миры непременно требуют подвижности тонкого тела, которое в своем напряжении достигает огненности. Многими воплощениями и непрестанным устремлением достигается такая возможность. Нельзя насильственно приобрести эту подвижность.

Наши Сестры особенно преуспевают в таких полетах. Синтез женского естества помогает полетам. Не забудем, что иногда такие полеты бывают продолжительными, но в Братстве умеют охранять оставленные тела.

Летаргия часто не что иное, как полет дальний, но не умеют обойтись с такими натурами. Болезнь их в древности считали бы священной и умели бы узнавать ощущения. У Нас много записей о таких испытаниях. Усердно Мы записываем каждое чувствование, ибо в Беспредельности неисчислимы наблюдения. Можно лишь замечать, что радиоволны и избыток электричества нередко мешают наблюдениям» («Надземное», 12).

 

«Урусвати знает три Наших состояния в Братстве. Каждое из них имеет свои особенности. Плотное состояние нельзя назвать земным. Оно настолько утонченно, что вряд ли [его] можно считать обычным. Тонкое состояние настолько ассимилировалось с земной атмосферой, что оно существенно отличается от обычных оболочек Тонкого Мира. Наконец, третье состояние, находящееся между плотным и тонким, является уже феноменом не бывалым. Таким образом, все три состояния настолько необычны, что образуют совершенно необыкновенную атмосферу, которая не легка для земных легких и сердца. Люди должны к ней привыкать, иначе, в лучшем случае, получат сердцебиение. Это не магия, но естественное напряжение атмосферы Обители.

Каждый земной дом имеет свою атмосферу. Понятно, что чем больше труда происходит, тем и атмосфера насыщеннее. В Братстве, где каждый проявляет наибольшее напряжение, где столько мощных аппаратов, где столько разных опытов происходит одновременно, должна быть насыщенная атмосфера. Не забудем и о складах химических веществ, и о лекарственных растениях. Эманации от них весьма сильны. Можно избежать аромата, но эманации неизбежны.

Если можно посылать пространственные идеи, то и великая гармония должна быть в месте их отправления.

Лама говорит о месте пребывания великих Риши. Каждый описывает Шамбалу по-своему. Рассказ о сокровищах правилен, ибо разные бывают сокровища. Легенда о воинах по всему миру не лишена основания. Имеются и многие врата, и зеркала. Сама легенда о выдаче пропусков на Шамбалу Таши-Ламой символична. Явление однообразных символов в разных частях света уже показывает, насколько истина распространялась. Даже старая Мексика знала о Священной Горе, где живут избранные Люди. Неудивительно, что все народы Азии сохраняют воспоминание о Священных Горах. Место очерчено приблизительно правильно, но непозванный не дойдет.

...Если помощь может быть оказана, она не замедлит, в этом заключается красота мыслетворчества.

Явно Мы служим для помощи страждущим, но не следует кулаками ломать Врата. Сказано: «Царство Божие берется приступом», — но в духе. Так пусть думают о Братстве. Пусть не забудут, где истинные Врата» («Надземное», 16).

 

«Урусвати чутко отличает токи, способствующие и препятствующие. Можно представить, какое воздействие оказывают толпы, охваченные одним настроением. Когда-нибудь оявят опыты, произведенные под аккомпанемент толп. Следствия покажут, на какие дальние расстояния действует энергия толп. Также и в Нашей Обители резко ощущается настроение дальних толп. Не без причины Мы твердим о необходимости доброго единения. Даже чисто физиологические опыты дают различные следствия. О человеческих воздействиях нужно понять, что чуткие аппараты меняют вибрации даже при приближении одного человека. Значит, смутная, бешеная аура толп может нарушить самые ценные опыты. Вот откуда Наш кровавый пот.

Мы должны не только психологировать дальние толпы, но и охранить Наши научные исследования. Архимед защищал свои формулы от видимых варваров, но насколько труднее оберечь научные сокровища от невидимых ярых разрушителей. Но не только разрушители-враги угрожают, но и сочувствующие нередко создают разлагающие условия. Тогда Мы готовы просить, чтобы не нарушали Наших формул. Много способов такого нарушения, но в корне будет сомнение во всех его разновидностях.

Представьте себе Нашу Обитель, где каждый звук уже пронзает гармонию вибраций. Мы достаточно изолировали Наши лаборатории, но психическая энергия не может быть преграждена. Наши сотрудники, ближайшие и дальние, должны уяснить себе, каким настроением они могут помочь Нам. Великое Служение всегда будет сослужением. Каждый, кто хотя бы однажды приближался к Нам, уже принял ответственность не препятствовать Нашим трудам.

Много этажей в Наших Башнях. Много исследований происходит постоянно. Кто же будет настолько легкомыслен, чтобы дерзать смешать собранные энергии? Обратный удар может быть ужасен, и никто не может предотвратить его, когда будут приведены в действие основные энергии. Потому Мы так заботливо предупреждаем не вызывать неприятных потрясений» («Надземное», 20).

 

«Урусвати много раз испытала Наше вибрационное лечение. Настанет время, когда медицина будет преобразована, и наряду с физическими лекарствами будут применяться вибрации и внушения. Таким образом, явленные громадные дозы лекарств будут уменьшены, ибо потребуется лишь малый физический импульс, остальное выздоровление будет в зависимости от вибраций и внушения. Гомеопатия до известной степени предугадала течение медицины будущего. Конечно, теперь могут быть успешны лишь те врачи-гомеопаты, которые обладают большой психической энергией. Может быть, они и не знают, в чем заключается удача их врачевания. Но постепенно они услышат о гармонии воздействий внутренних и внешних, тогда начнется новый метод лечения. Сейчас, в зависимости от невежественных условий, врачи не решаются даже себе признаться, что в большой мере действует их психическая энергия. Они готовы приписать успех самым несильным лекарствам, забывая о своем мощном воздействии.

Не многие обращают внимание на вибрации, которые определенно начинают действовать при некоторых болях. Также не замечают, что после прекращения болей замолкают и вибрации, которые только что потрясали постель. У Нас особенно развито вибрационное лечение, которое может действовать на больших расстояниях, если больной принимает эти тонкие воздействия. Необходимо добровольное принятие, иначе токи ломаются и происходят бедствия.

Мы должны и в Нашей Обители нередко применять вибрации, особенно, когда это нужно для тонко-плотного состояния. Не случайно Мы так заботимся о тонко-плотном состоянии. Эта проблема, давно сужденная, требует особо заботливого отношения» («Надземное», 23).

 

«Урусвати часто предупреждала друзей о нападении сил темных. Такие предостережения нужны повсюду. Не следует думать, что темные прекратят свои разрушения. Тление — их пища. Убийство — их ремесло. Посягательство на дух и тело — их радость. Нельзя предположить, что они не будут пытаться проникать за самые защищенные границы. Они предпочитают погибать, но не оставят свою разлагающую работу.

Некоторые легковеры думают, что механическое произнесение Высших Имен уже оградит их от темных нападений. Но не механика, а чистый огонь сердца лишь может создать надежный щит.

Уловки темных разнообразны. Кроме грубейших покушений могут быть самые изысканные касания, воздействующие на слабейшую сторону. Внесение сомнения будет излюбленным способом приближения темных. Сомневающийся уже безоружен. Казалось, такая аксиома известна достаточно, но сколько погибало, именно, от этого яда!

Считаю, особенно много противников Истины рождается от таких шептунов. Не так опасны явные безумцы, как малые лукавцы. Новые виды ядов изобретаются, почему же не появиться новым видам лукавства? Такое соображение о нападениях темных нужно помнить, когда представляете себе внутреннюю жизнь Братства. Мы постоянно на страже. Не проходит часа, когда не приходится пресекать где-то самые замысловатые нападения темных.

Не думайте, что они нападают только на последователей Наших. Они пытаются всюду разрушить каждое строение доброе. Они отлично по закону вибраций понимают, где есть ненавистное им зарождение добра. Не нужно приписывать им всеведения, но они чуют, где их антиподы. Наша работа бывает отягощена тратою энергии на поползновения темных. Они знают, что, в конце концов, они не могут бороться с Нами, но мечтают поглотить энергию, которая посылается в пространство. Когда Мы указуем единение и доверие, Мы тем самым зовем к скорейшей победе.

Много знаков летит к Нам. Никто не воображает, сколько в мире смуты! Люди забыли, что каждая страна состоит из многих сердец. Их боль — Наша боль» («Надземное», 26).

 

«Урусвати восхищалась Нашими цветами. Действительно, Мы достигли усовершенствования некоторых сортов. Прежде всего, имела значение психическая энергия, которая способствует развитию растительности. Вместе с нею Мы даем содовое орошение, таким образом, действуем с внешней и внутренней стороны. Можно широко производить воздействие посредством психической энергии. Но нужно производить это систематично и не забывать, что потребуется немало времени и терпения. Вообще, люди губят много удачно начатых опытов отсутствием терпения. Кроме того, у Нас сгармонизированы излучения и потому каждый может заменить себя равнодействующей волей.

Люди не могут понять, насколько такие исследования им самим полезны. Психическая энергия нуждается в обмене. Посылки ее людям могут вызывать утомление, но касание к растительному миру не причинит обратного удара. Также не забудем, что Мы имеем ближайшее сотрудничество с Тонким Миром, и такой резервуар может легко обновлять энергию.

Трудно многим представить, как происходит сотрудничество Существ трех состояний, но на деле это не сложно. Тонкие Сотрудники часто видимы, ибо для этого даже не требуется эктоплазмы, но употребляются некоторые химические составы, действующие на уплотнение вещества. Даже во время последней войны замечали многие видения, но не подумали, что причина лежит в некоторых химических пособниках. Часто нечто разлагающее для плотного мира может служить обратно для Мира Тонкого, настолько различны условия.

Урусвати могла удивляться, что на Наших высотах могут существовать цветы нижних областей. Не надо думать, что такая акклиматизация могла совершиться быстро. Урусвати видела своего тибетского Знакомца в цветнике. У Нас много растений и внутри помещений. Нужно иметь жизненное вещество живых цветов для многих опытов. Так Мы советуем почаще беседовать с растениями. Такие токи очень близки к Тонкому Миру. Утверждаю, Мы посылаем Нашу Силу ко всему сущему. Таким образом, получается то органическое единение, на котором так часто настаиваем» («Надземное», 28).

 

«…Вы слышали, что Наши Братья заболевали от соприкасания с земными дисгармониями. Не раз Они страдали от долгого людского разъединения. Потому Мы редко посещаем города. Эти появления связаны с особыми обстоятельствами и не бывают длительными. При этом Мы в самом городе остаемся весьма кратко. Можно находить в природе места, где не слишком сильны токи разложения. И во Франции, и в Англии имеются пригородные леса, довольно содержащие озон, необходимый для Нас. Не нужно удивляться, что даже Наша накопленная энергия нуждается в озоне. Не нужно думать, что Мы недостаточно сильны, чтобы выдержать флюиды толп. Действительно, Мы можем сосредоточить энергию до огромного напряжения, но во всем должна быть соизмеримость и бережность.

Вы читали, как тяжка была аура некоторых земиндаров Нашему Брату. Конечно, Он мог отбросить их одним разрядом энергии, но такое убийство не входило в задание Нашего Брата. Так и во многих случаях нужно соизмерять и направлять Луч на пользу наивысшую. Такая соизмеримость будет определять назначение Братства. Удержать натиск тьмы, защитить тех, кто использовал свои силы, применить все возможные условия на благо будет исполнением Нашего Устава» («Надземное», 31).

 

«Урусвати предугадала существование некоторого вещества, охраняющего равновесие и долговременность организма. Не назову полного состава этого вещества, ибо для плотного состояния оно может быть разрушительным. Сильная радиоактивность соответствует тонкому состоянию, но может разлагать плотное тело. В земных условиях даже валериан бывает слишком силен, потому нужно уметь различать соотношения разных веществ. Например, при известном опыте Моего Друга употреблялся самый сильный яд, который был бы смертелен для каждого человека. Но так как тело Моего Друга уже было близким к тонкому состоянию, то и действие яда было полезным. Можно назвать много примеров, когда действие яда не причиняло смерти. Можно искать причину в особом состоянии организма…» («Надземное», 32).

 

«Урусвати жалеет людей, отвергающих Братство. Мы сожалеем о каждом лишающем себя знания о Твердыне Мира. Если человек хранит в сердце твердое сознание, что где-то творится работа на благо человечества, он тем уже приобщается к этой спасительной мысли. Пусть она будет сначала мечтою, пусть она иногда вспыхивает, как сияние зарницы, но каждая зарница уже свидетельствует о сокровенной энергии. Не нужно, чтобы человек восставал против утверждения Истины.

Каждый, произнесший слово «Брат», уже строит мост в будущее.

Люди должны представить себе, что каждое признание так же, как и всякая хула на Братство, доносится к Нам. Как волна тока пролетает по всему миру, так и звучание «Братство» является к Нашей Обители. Не забывайте, что «Братство» слышимо Нами, это слово, как магнит притягивает к себе каждое созвучие. Тем более можно сожалеть хулителей Братства. Они не хотят понять, к какой мощи они прикасаются. В своем злобном неверии они скажут: «Братство не существует». Когда же им предложат доказать их утверждение, они будут твердить, что не видели Братства. Но они не видели очень многое на планете, значит, то все не существует? Не могут хулители доказать несуществование Братства, потому они так раздражаются при каждом упоминании Нашей Обители.

Очень желательно допросить хулителей и не оставить их в припадке кощунства. Истинно сказано, что «спросится не только за злые слова, но и за непроизнесенные добрые слова». Много речений из глубокой древности поучают человечество простейшим истинам, но они новы и посегодня. Так будем очень бережны с понятием Братства. Не забудем, что чуткие аппараты записывают каждое слово о Братстве.

Не будем в числе тех, кто вольно или невольно предательствует. Есть особая болезнь кощунства, когда отчаявшийся вызывает Высшие Силы к ответу хулами. Но это — болезнь. Нельзя причислять к ней хулителей невежественных и злобных. Они не отчаиваются, но наслаждаются разрушением лучшей мечты человечества. Не могут они получить знаков от Братства. Не поднимут их творчество мысли прекрасные, потому сожалеем о всех отвергающих Братство» («Надземное», 39).

 

«Урусвати умеет противостать враждебным токам. Уменье не приходит ярко без причин и накоплений. Прежде всего нужно знать Мир Надземный, не удаляясь от Земли. Токи могут проявляться в самых различных видах. Могут быть психические воздействия; могут быть необычные заболевания, наконец, могут происходить житейские осложнения, которые потребуют мудрое решение. Так нужно приучаться к распознаванию во всех областях.

Нужно понять, как пространственные токи влияют на психологию целых народов, как токи порождают новые виды болезней и как самые прискорбные бытовые явления также будут следствием токов враждебных. При распознавании токов нужно не сделаться ханжой, суевером и трусом. Каждое шатание уже отдает человека во власть вихря хаоса. Мы особенно приветствуем равновесие, полученное в земной жизни от многообразного опыта. В таком поступательном движении и карма не догонит. Мысль, познавшая соотношение миров, уже от них черпает свою мощь.

Каждый сотрудник Братства приходит в близкое соприкасание с Тонким Миром. Мы имеем целые Твердыни в этом Мире. Уже знаете названия их, уже слышали об удивительном дереве и строениях, созданных мыслью. Нужно особенно ясно осознать эти обстоятельства, чтобы направиться в Докиуд. Мысль, не прегражденная сомнением, приведет в Наши Надземные Обители. Обитель Гималаев находится в постоянном общении с Обителями Тонкого Мира, и битва земная также звучит и гремит и в Тонком Мире. Люди не хотят понять это соотношение, потому и Армагеддон для них бывает лишь земным столкновением народов. Самая главная область Армагеддона остается непринятой. Но как можно принимать в чем-то участие, если известна лишь малая часть происходящего?

Мы подтверждаем, что в Тонком Мире происходит битва гораздо сильнейшая, нежели на Земле. Поистине и на Земле отзвучит многое от Битвы пространственной. Часто Земля пытается предупредить людей о грозной опасности, но тщетно. Один Наш Брат говорил: «Скажем еще раз людям, но тяжко говорить глухим». Так предупреждение будет словом справедливости и сострадания.

Вы замечали не однажды непонятную сонливость. Она свидетельствует о приобщении энергии к земным дальним нуждам или свидетельствует о сотрудничестве с силами Тонкого Мира. Нужно зорко следить за запросами организма. Нельзя мыслить о случайности, когда происходит нечто полное значения. Так и Нашими Зовами можно пренебречь по невежеству. Но велика радость, когда сознается не только Братство, но и связь с Тонким Миром» («Надземное», 41).

 

«Урусвати несет в себе огненность. В чем же заключается это ценное качество? Некоторая огненность имеется в каждом человеке, но бывают особые огненные натуры, которые могут легко сообщаться с дальними мирами. Люди обычно предполагают под огненностью гневливость, раздражительность и вспыльчивость. Но эти свойства являются лишь земными. Не в таких проявлениях нужно искать истинную огненность. Она может быть заметна в общении с Невидимым Миром и в участии в Наших поручениях.

При этом не следует связывать огненность с медиумизмом. Наоборот, при огненности сухи слизистые оболочки и эктоплазма не выделяется. Очень отдельно стоит особенность огненности. Огненные люди не чувствуют страха и не боятся проявлений Тонкого Мира.

Обычно люди страшатся каждого явления, и в этом заключается их оторванность от Тонкого Мира, но без такой естественной связи не может быть и преображения жизни. Мы всеми мерами спешим внушить людям бесстрашие. Мы пытаемся шепнуть о вреде страха и бессмысленности ужаса. Но с давних пор люди привыкли бояться так называемой смерти. Людей запугали адом и в то же время не сказали о значении совершенствования. Невозможно требовать от человека мужества, если он не знает зачем он на Земле и куда он направляется освобожденным. Мы поручаем Нашим сотрудникам насколько возможно твердить людям о великой вечности и непрерывности жизни.

Мы добровольно не удалились от Земли. Мы сознательно приняли земную жизнь. Мы могли быть далеко, но предпочли остаться со страждущими. Не стойка была бы Наша стража, если бы Мы могли подпасть страху. Но Мы знаем, как врачи, какие опустошения в человеческом организме производит страх. Земные врачи должны были бы установить особые виды болезни от страха. Пусть побудут в напряжении Нашем и поймут, насколько вредоносен страх.

Не подумайте, что огненность сама прилетает; ее нужно воспитать во многих жизнях» («Надземное», 44).

 

«Урусвати находится в постоянных сношениях с Нами. Не легко получать токи напряженных энергий, оставаясь в физическом теле и в земном быте. Мы считаем такое совмещение особым достижением. Нужно уметь приспособиться к особенностям тонких энергий. Во снах люди могут убеждаться, что для самых содержательных сновидений не требуется времени. Мгновенно воспринимаются самые сложные действия и усваиваются долгие беседы. Такие особенности тончайших восприятий характерны и для сношений с Нами.

Человек понимает сложные послания, не зная даже, на каком языке они даны. Мысль достигает соответственные центры и проявляет сущность беседы. Так сообщаются и в тонком теле. Но и к такому восприятию нужно приучиться. Нельзя это понять без расширения сознания. Многие вопросы должны быть осознаны без земных ограничений. Часто люди замечали лишь одну подробность и возводили ее в закон непреложный.

Центры человека поняты весьма относительно. Самые названия их менялись на разных языках в течение тысячелетий. Одни могут называть чашу — «небесная ось», но от этого не изменяется ее назначение. Другие говорят о воздействии Матери Мира, но Шакти уже в существе своем содержит великое значение всеначальной энергии. Кроме того, забывают о коллективном действии центров, которое весьма индивидуально. Конечно, так же индивидуальна и трансмутация центров в тонком и огненном теле. Они сохраняют свою сущность во всех телах, но развитие их будет зависеть от прохождения в земном бытии.

Мускулы, казалось бы, достаточно изучены, но функции их зависят от характера человека. Каждый член тела действует индивидуально. Походка зависит от психического состояния, и тем самым мускулы будут работать в своеобразном сочетании.

Относительность суждения особенно ярко выражается в суждении о тонких энергиях. Невозможно установить одно число лепестков лотосов. Кроме того, каждый лепесток будет отличаться от другого. Не будем ограничивать многообразность строения мира. Самые неожиданные разрастания ткани и разветвления нервов дают неожиданное богатство организму. Каждое наблюдение ценно, но будем очень осторожны с обобщением.

Мы успели изучить многое, но именно познавание научило осторожности в выражении. Также каждый неофит спешит прокричать услышанное им, не заботясь о последствиях, но с познанием приходит и соизмеримость.

Мы озабочены, как лучше и доступнее передать понимание Мироздания. Прежде всего нужно отрешиться от ветхих расчленений» («Надземное», 48).

 

«Урусвати понимает значение врачебной осторожности. Мы всегда остаемся врачами во всей действительности. Мы должны относиться к людям с врачебною целью. Мы постоянно встречаемся с больными и должны, прежде всего, озаботиться о равновесии. Люди особенно ищут Нас, когда у них бедствие уже началось. Нужно принимать меры не только к просветлению сознания, но и лечить болезни.

Люди не понимают, что Мы должны обходиться с ними, как с опасными больными. Когда Мы советуем вам осторожность, это не значит, что Мы считаем вас неосторожными. Напротив, Мы лишь обращаем внимание, что кто-то находится в небывалом напряжении и нужна особая осторожность. Если будете чувствовать себя в положении врача, то ближе всего подойдете к цели.

Особенно теперь люди напряжены и требуют воздействия мудрого. Часто в подробностях придется согласиться с ними, чтобы оберечь самое главное. Придется ободрить, чтобы избавить от страха. Так весь метод мудрого врача должен быть усвоен наставником жизни. Нередко явное заболевание может быть остановлено простым словом ободрения. Не будем разбирать, где и когда началась болезнь. Прежде всего, врач не осуждает, но предвидит лучшее пресечение разложения. В каждой болезни скажется разложение. Так и при заблуждениях человеческих нужно приложить целебные составы.

Недавно вы слышали об одержании, случай почти безнадежный, ибо больная устала бороться и учинилась последовательницей одержателя. Можно личным магнитом удержать развитие ужаса, но письменно уже невозможно воздействовать. Также и окружающие способствуют усилению болезни. Обычно таких одержимых, прежде всего, нужно перевести в новое место и обновить все окружение. Люди не понимают, насколько окружение способствует развитию некоторых болезней. Так нужно приучиться к положению врача. Наша внутренняя жизнь полна врачебной деятельности» («Надземное», 56).

 

«Урусвати восстает против всякого мучительства. Делается это не вследствие слабонервности, но от врожденного познания, что мучительство не должно быть допущено во имя достоинства человека.

Много видов мучительства по отношению к людям и животным. Нужно помнить, что карма мучителей весьма тяжка. Утверждения законных мучительств не могут оправдать все несправедливости творимые. Нужно прояснить дикое сознание, чтобы двуногие поняли, что можно и что уже нельзя. Опытный врач, прежде всего, осведомляется о самочувствии больного. Такое настроение ставится превыше лекарств. Но какое же самочувствие может быть на Земле, где никто не охранен от различных мучительств.

Самочувствие может разрешать самые сложные вопросы государства. Но должна быть охранена неприкосновенность личности. Но разве достоинство охранено? Не будем утешаться беспристрастием судов, оно попирается самым грубым произволом. Легко говорить о садизме, но страшно видеть, что такое немыслимое безумие не пресекается. Можно думать, что не будет понято то основное качество человека, о котором Мы говорим, так много мучителей и малых, и ужасных по всему миру! Сознательное терзание ближнего не отличается от самых диких эпох. Можно вспомнить толпы в римских цирках, но разве толпы теперешние могут похвалиться достойным поведением? Разве перемена одежд повлияла на сознание? Нужно напомнить такое положение, чтобы знать, с чем приходится бороться в Нашей Обители.

Существует общество покровительства животных, но нет общества охранения человека. Пусть не дерзают представиться милосердными те, кто жестокосердны. Трудно переродить жестокосердие. Мы несем большие труды, проявляя самые сильные мысли, но они не часто проникают в каменные сердца.

Можно почуять мощь восхода и запастись солнечной праной, но требуется неизмеримое терпение, чтобы сражаться с мучительством. Постоянно перед Нами примеры самого изысканного мучительства, точно люди сговорились утяжелить карму планеты. Так не только война и смута, но и школа, и семья полны низкими мучительствами. Нужно понять, сколько терзаний и воплей достигает Нашу Обитель. Нужно всем помочь» («Надземное», 58).

 

«Урусвати не однажды принимала на себя чужую боль. Такое качество делается частью Великого Служения. Первоначально оно весьма тяжко, но затем такое вмещение и самоотвержение становится как бы второй природой. Врачи должны изучать не только перенос чувствительности, но и передачу целых болезней со всеми симптомами. При этом такие симптомы могут быть очень сложными. Ведь явление болезни может усугубляться из разных источников одновременно. Также прием боли может усиливаться и собственным предрасположением. Сперва перенос болезни ограничивается пределами только близких, но затем такое самоотвержение распространяется и на очень дальние расстояния.

Не будем удивляться, что Наши обширные сношения приносят и разнообразные боли, но человек привыкает к любому состоянию. Так, когда Мы советуем осторожность, Мы предусматриваем и возможность распространения боли. Между тем, в нормальном положении человечество не нуждается в болях. Такое неестественное состояние преломляется в неправильной жизни.

Можно иногда просить людей — не отягощайте работу Нашу такими посылками. Не утруждайте Наших сотрудников, нагромождая на них боль, не только физическую, но и духовную. Множество людей вопиет о помощи в болезни, между тем, они же накануне устроили сами себе осложнение. Можно просить врачей углубляться в причины заболеваний, чтобы пресечь их в начале. Многие болезни заразительны не только физически, но и духовно. Можно видеть, как последняя зараза бывает чаще первой, и тем самым передача боли усугубляется.

Можно читать о явлении особых болей у замечательных лиц, это не только священная боль, но и прием на себя чужого страдания. Можно сказать про Нашу Обитель, что болезней там не бывает, но страдания достаточно. Неизбежно это при заботе о человечестве» («Надземное», 65).

 

«…Скажут — какое может быть спокойствие, когда мир содрогается? Именно, когда мир в особом напряжении, требуется и необычное спокойствие. Уже не решаются проблемы обычными средствами. Уже нужно вызвать из глубоких запасов всю всеначальную энергию. Нужно вызвать всю несломимость, на которой живет спокойствие. Но много нетерпения земного, оно подобно стрелам, вонзающимся в средоточение. Начнете удалять эти стрелы — и отвлечете внимание от самого главного. В решительное время самым главным будет присоединиться к Нашему сосредоточению.

Иногда Мы говорим — устремитесь к Нам всеми силами. Для невежд такой зов будет нелепым, но знающие поймут, сколько спешности в нем заключается. Не легко сосредоточиться на одном предмете. Многими годами люди трудятся над развитием в себе этого качества, но, все же в самый напряженный час малая муха может нарушить устремление. Все Мы когда-то прошли через такие упражнения. Успех их зависит не от особых способностей, но от напряженного желания. Каждый может пробовать устремляться к Учителю своему, но так устремляться, чтобы забыть все окружающее. Забыть — день или ночь, тепло или холодно, скоро или долго — все это в силах человеческих. И такое устремление решительно Нам полезно, ибо создает токи в пространстве, которые устремляются вместе с Нашими токами. Представьте себе, если в нескольких странах рассылают такие мысли, — породят они мощные разряды.

Мы говорим людям — не просите, Мы знаем, что вам нужно, ибо люди не умеют сосредоточиться на самом главном, и такие просьбы лишь мешают. Так Мы сделаем все, что возможно, а люди могут послать к Нам одну добрую волю. Мы не сетуем на людей, которые теряются в выборе своих желаний, но лишь советуем легкий способ выйти из земного лабиринта, заключается он в сердечном устремлении к Нам. Пусть устремление будет безмолвно. Пусть сердце подаст знак. Все Мы прошли через такие устремления и можем сказать, чем больше их, тем лучше. Такие устремления складывают густую кровь, такое качество может быть благотворным, если оно основано на спокойствии. Если же такое спокойствие не найдено, следует его строить волею.

Каждый человек может признаться, что события его жизни складывались не так, как он предполагал. Часто можно найти следы Высшего Воздействия. Сочетать такие воздействия с самодеятельностью будет достижением гармонии.

Человек спросит — всегда ли Вы с нами? Можем быть всегда, только пожелайте. Много черт Нашей внутренней жизни говорим вам. Через все препятствия Мы сами прошли и, отходя ко сну, не знали, встанем ли заутро. Каждый из Нас учился идти твердо стезею Учителя.

В самые трудные дни Учитель говорит — считайте, что вы счастливее многих. Будем признательны» («Надземное», 72).

 

«Урусвати умеет распознавать покровы майи. Если говорим о покровах, то значит имеется нечто сокровенное. Таким сокровенным будет всеначальная энергия. Мудр, кто может в разных творениях усмотреть, где живет вечная, неразрушимая основа. Без такого распознавания все покажется майей, миражом беспочвенным. Невозможно жить только между призраками. Сама основа вечной жизни требует осознания, где находится то прочное, к чему может прислониться усталый путник. Неминуемо человек придет к поискам вечной основы. Мысль о нерушимости может вдохновить человека к действию. Такое стремление к действию есть знак здоровья.

Нас могут спросить — в каких условиях Нам легче помогать людям? Конечно, в действии. Мы можем сказать просящим о помощи — действуйте, в таком вашем состоянии Нам легче помочь. Даже малоудачное действие лучше бездействия. Мы можем прикладывать Нашу энергию к энергии, выказанной вами. Не нужно удивляться, что однородное вещество удобнее соединяется с подобным. Так, если Мы хотим применить Нашу энергию, Мы ищем, где полезнее приложить ее. Не для пробуждения человека Мы посылаем энергию, но для усиления уже напряженной силы. Человек, спавший и разбуженный неожиданно, может совершить самые неразумные поступки. Не нужно неожиданно тревожить спящих, но когда человек находится в сознательном бодрствовании, Мы можем помочь ему.

Так и сейчас вас спросят — что делать? Ответьте — действовать, в таком движении и Наша помощь придет. Так, Мы и Наши Братья, просим — действуйте, нужно развитие, нужно утончение всеначальной энергии, иначе покровы майи наглухо закроют все доступы.

Не мало Мы советуем о действии. Когда будете писать друзьям, советуйте действовать. Сейчас силы природы напряжены. Убегающий будет опрокинут, но противостоящий найдет новую силу. Мы помогаем смелым, и у Нас в Обители действуют. Новое напряжение не будет утомлением, но обновлением» («Надземное», 73).

 

«Урусвати видела разрывы черных снарядов. Что же это значит? Нужно ли понимать такое зрелище как нечто символическое или как явление настоящих снарядов? К прискорбию, нужно признать существование и таких губительных снарядов в Тонком Мире. С ними распространяется ядовитый газ, который усиливает коричневый газ, отравляющий планету.

Темные силы устремляют самые разрушительные средства, чтобы пронизать земную атмосферу и послать смертельную опасность. Они не принимают во внимание законы Вселенной и надеются через смятение достичь свою победу. Они не только опасные противники, но и неразумные, ибо не щадят равновесия планеты. Кто видел ужасные разрывы черных снарядов, тот может понять, какое противодействие необходимо, чтобы уничтожить вредные последствия.

Урусвати знает, насколько такие битвы отражаются и на здоровье. Кроме ядовитых испарений, получается как бы электрический разряд, который потрясает подобно землетрясению. Симптомы получаются одинаковые с самыми сильными потрясениями. Многие люди их ощущают, но не понимают причины. У сильных людей бывают самые неожиданные боли, но так как они скоро утихают, то не помышляют больше о них. Между тем, организм очень расшатывается и являет многие заболевания. Так безумствуют темные силы над человечеством.

Вы можете представить, сколько энергии проливается, чтобы поражать такие попытки тьмы! Мы говорили, что стоим на дозоре, но не для наблюдения, а для битвы. Люди могут помочь, но не желают подумать, что каждый может приложить мысль и силы на Общее Благо.

Кто видел черные снаряды, кто слышал пространственные стенания, тот уже не забудет долг свой перед человечеством» («Надземное», 78).

 

«Урусвати знает духоту земную. Так называем состояние атмосферы, когда тяжкие пространственные токи, при напряжении подземного огня и среди безумия людского, образуют невыносимую подавленность. Мы знаем такие периоды. Люди пытаются объяснить такое положение солнечными пятнами, прохождением комет, но подобные внешние обстоятельства не могут создать столь невыносимую нагнетенность. Сам подземный огонь не в состоянии настолько окружить всю планету без содействия человека.

Люди чуют подавленность, ими овладевает нервное безумие, но они не могут указать, в чем причина. Многие указывают на массовые эпидемии, на новые формы заболеваний, но не признают главную причину в своем поведении. Таким образом, складывается духота земная. Чуткие сердца особенно тяжко переживают ее. Ощущается даже духота физическая и сердечная подавленность. Можно советовать особую осторожность в обращении с сердцем. Одно можно сказать в утешение, что такие нагнетения не могут быть продолжительны. Они могут раствориться в притоке праны или могут повлечь катаклизмы. Но иногда даже катаклизм лучше мертвенной духоты.

Мы знаем эту духоту» («Надземное», 95).

 

«Урусвати даже в час опасности сохраняет торжественность. Не многие понимают силу такого щита. Посреди бушующих токов скала нерушимой торжественности стоит незыблемо. Можно исследовать научно каждую мощь, окружающую человека. Он сам может порождать любую силу в себе и ковать из нее непроницаемый панцирь. Также нужно понять, что торжественность есть лучший мост к Нам. Наша помощь летит быстро по каналу торжественности и медленнее всего путем ужаса и уныния.

Можно знать, как Мы посылаем голубые лучи помощи в час опасности. Вот пандиты предсказывали землетрясение, но оно было лишь в малейшей степени. Кто-то скажет об ошибке пандитов, но не будет знать о мерах, принятых Нами. Так часто люди ищут событий где-то далеко, когда они совершаются у них за спиною. Но белый лебедь торжественности полетит по прямому пути.

Не забудем, что каждая помощь должна быть принята. Когда Мы указуем единение как средство достижения, такой совет будет чисто научным. Нам нужно известное напряжение энергии, которое может быть соблюдено при единении участников. Каждая брешь порывает ценную ткань. Кто возьмется судить, легко ли возобновить порванную ткань? Люди не желают думать о таких простых вопросах и готовы подвергнуть опасности свое благосостояние. Кто же решит, которое несоблюдение совета может оказаться губительным?

Мы нередко устремляем внимание людей к Нам, чтобы тем легче установить контакт. Но свободная воля не позволяет им прислушиваться к Голосу Братства» («Надземное», 104).

 

«Урусвати знает, что большинство болезней происходит от внушений. Много говорят о самовнушении, меньше обращают внимание на внушение на расстоянии. Можно лечить мыслью на расстоянии, но также можно являть болезни на расстоянии. Такое обстоятельство будет в будущем изучаемо, но сейчас мало кто допускает, что возможно причинить болезнь мыслью издалека. При этом особенно значительно, что мысль может быть прямая или косвенная, но стрелы вонзаются в клеточки, расположенные к заболеванию. Так называемый дурной глаз имеет древнее обоснование. Такая мысль, может быть, не имела в виду нанести определенное болезненное ощущение, но энергия зла толкнет слабую частицу организма или лишит его самозащиты.

Поучительно наблюдать, что мысль может не только создавать внешние симптомы болезни, но может заставить спящие эмбрионы болезни проснуться и начать работу разрушения. Это ли не доказательство мысле-энергии? Таких мысленных посылок множества блуждают по миру.

Врачи полагают, что зараза передается лишь механически, но забывают о главном двигателе подобных зараз. Так наука о мысли должна быть воспринята весьма разносторонне. Волны радио могут мешать друг другу, но мысленные посылки могут производить нежданные смятения. Люди их не замечают, но тем еще не доказано, что такие явления не существуют. Много того, что еще не замечается.

Теперь, вы можете представить, насколько усложнена Наша работа, когда Мы не только способствуем усилению мысленных посылок, но и должны пресекать множества злобных разносителей заразы. Мы можем наблюдать, насколько люди сами творят опасные земные заболевания. В настоящем значении этого слова, они насылают порчу друг на друга. Прежде такие воздействия приписывались колдовству, но таких колдунов мысли больше, нежели думают.

Особенно сейчас развиты некоторые необычные заболевания. Люди с трудом замечают их, но не желают помыслить о причине. Могут сказать, что, с точки зрения обывателя, ничто новое не происходит. Но нельзя забыть, что именно сейчас в обиход вводится много конденсированных энергий и тем мысль человеческая получает новые импульсы.

Много нового должен человек вместить о самом себе» («Надземное», 107).

 

«Урусвати правильно чует смятение токов. Мы напряжены, чтобы удержать равновесие. При таких смятениях нужно особенно беречь аппарат психической энергии. Можно заметить какую-то отвлеченность организма или тяжкое внутреннее переполнение. Советуем в такие часы меньше есть, но такой совет лишь относителен. Психическая энергия может в своих движениях уподобляться бурному морю.

При нарушении равновесия энергия испытывает чрезмерные приливы и отливы. Она может утекать на помощь кому-то, но большой вопрос, как она принимается, ибо могут получиться обратные удары, которые весьма губительны. При приливах энергии имеет значение, откуда брошены эти волны. Нередко они могут быть столь тяжкого свойства, что производят опасное стеснение вокруг чаши. Особенное напряжение получается, когда пространственные токи усиливаются свободною волею. Такие натиски могут образовать как бы клубок сгущенной энергии. Чужой импульс может действовать обоюдоостро.

Мы не можем не чуять таких бурь, которые сурово разрывают ткань, сотканную веками. Не будем преуменьшать опасности, увеличенные свободной волей человечества. Она, как высший дар, может вовлечь и в большие бедствия. Невозможно уговорить людей не вредить друг другу, но можно продолжать сражаться за равновесие.

Мы не только на Башне, но Урусвати иногда слышала Наши напряженные восклицания и спешные указания. Так представьте себе, какое напряжение около Нашей Башни, когда волны энергии бушуют в пространстве» («Надземное», 119).

 

«Урусвати замечает, насколько космические токи воздействуют не только на мировые события, но и на жизнь отдельных людей. Можно видеть особые заболевания и целые эпидемии, которые не могут быть объяснены обычными причинами. Можно видеть, как люди становятся восприимчивыми к простуде и к неожиданным нервным болям. Само лечение таких особых поражений организма требует необычных мер.

Можно утверждать, что и психическая энергия в такие периоды находится в необычном состоянии. Заградительная сеть волнуется, вспыхивает и может пропустить внешние влияния. Мы предупреждаем, чтобы люди особенно остерегались в такие дни. Не хотим сказать, что тогда увеличивается опасность, но восприимчивость становится чувствительной. Но не забудем, что темные силы предпочитают пользоваться такими часами. Нужно беречь не только внешнее здоровье, но и равновесие нервное.

Вообще следует разумно относиться к существованию сил темных. Будет невежеством отрицать их, но также будет вредно робеть при упоминании о них.

Урусвати видела их лики от отвратительных до прекрасных. Они умеют окружиться сиянием и предлагать разные выгоды.

Спросят — могут ли иерофанты зла приближаться к Нашим Башням? Конечно, могут, хотя такие приближения им болезненны. Ярость увлекает их далеко. Мы иногда должны прибегать к сильным разрядам, чтобы отбросить непрошеных посетителей. Такими разрядами поражаем темных, которые приближаются к Нашим Братьям.

Можно вспомнить об особых токах, которые чуете в ночное время. Они могут быть целебными и также охранительными. Устремление к Нам может усилять такие токи. Чужие влияния могут причинять прорывы заградительной сети, но Наши токи поспешают» («Надземное», 123).

 

«Урусвати может отметить целую схему вибрационных лечений на расстоянии. Такие лечения со временем войдут в обиход медицины, но сейчас они возбуждают лишь злобствование врачей. У Нас обращают особое внимание на вибрационные воздействия, применяемые гораздо чаще, нежели люди полагают. При этом следует помнить, что следствия таких воздействий будут гораздо сильнее, если они будут восприняты сознательно.

Между тем, за малым исключением, такое Наше лечение не вызывает очевидного внимания. Люди готовы объяснить вибрации самыми нелепыми предположениями. Они будут усматривать каждый симптом нездоровья, но пренебрегают сильными ощущениями вибраций. Они иногда будут дрожать под токами лучей, но сейчас же изыщут причину. Они вообще будут отрицать возможность передачи вибраций на расстояние. Даже беспроволочный телеграф не заставляет людей представить параллель во многих областях.

Урусвати может свидетельствовать, как часто производятся вибрационные воздействия на разные центры и как скоро наступает прекращение болей. Невозможно представить, чтобы такие разнообразные вибрации могли порождаться самим пациентом, нужно и внешнее воздействие.

Утверждаем, что среди нахождений человеческих будут и такие вибрационные лечения. Множество болезней, и невралгий, и психических заболеваний будут излечены. Рак в своих первых стадиях побеждаем такими вибрациями, и камни могут быть растворены, и железы могут быть приведены к нормальной работе. Также и некоторые кожные болезни будут излечиваться легко.

Могут спросить — много ли повысит успех лечения сознательное восприятие? Очень, больше половины, ибо сознательное восприятие приведет в действие всю психическую энергию организма — такой союзник всегда необходим» («Надземное», 144).

 

«Урусвати знает, насколько люди пытаются снизить и ограничить даже высшее явление. Мыслитель говорил: «С небес раскинут над землею целительный покров, но люди вместо того чтобы до него возвыситься, прилагают усилия снизить его. Они не думают, что даже самое целебное теряет силу в грязи земной».

Однажды к Мыслителю пришел друг и рассказал Ему сон свой: «Представь себе, мне виделось, что в моем доме мой приятель переставлял все вещи. Странно то, что этот человек находится в дальнем отсутствии». Мыслитель отвечал: «Может быть, он вторгнулся в твой дом мысленно. Ведь сила мысли может двигать предметами».

Также спросили Мыслителя: «Отчего так быстро образуется облако над горой?» Он сказал: «Кроме сил природы, могут действовать и мысли человеческие». Так, при всяком случае, Он учил о силе мысли. Многие не могли понять мощи, присущей каждому человеку, но, все-таки, мышление людское обогащалось.

Когда спрашивали Мыслителя — почему Он не поминает в своих писаниях о силе мысли? Он говорил: «Придет время, когда человечество будет готово осознать и эту истину, но каждая преждевременная выдача лишь станет преградою. Пусть люди поднимутся по каждой ступени лестницы»» («Надземное», 180).

 

«Урусвати знает, что человечество само создало и увеличило свои болезни. Мыслитель говорил: «Природа не требует тех мучений, на которые люди обрекли себя. Даже роды не должны были быть болезненными, и некоторые женщины это доказывают. Но множества поколений озаботились внести в жизнь всевозможные заболевания. Нелегко представить себе, сколько поколений потребуется, чтобы изжить все заразы. Не только врачи, но все люди должны согласиться на истребление всех болезней.

Неразумно думать, что Боги посылали болезни в виде наказания. Нельзя предположить, чтобы Высшие Силы могли подвергать и виновных, и невиновных страданию. Но очевидно, что сами люди посредством невоздержания и грязи породили заразные болезни».

Также говорил Мыслитель: «Иногда люди видят в камнях, в листве деревьев, в травах разные облики. Не могут камни дать такие подобия человека, значит, они зародились в сознании увидевшего. Но и воображение должно иметь основание для обликов. Так оно и есть. Невидимые существа окружают людей, сознание воспринимает их, но зрение не может претворить их. Так люди в окружающей природе пытаются найти облики, запечатленные их сознанием. Много невидимых обликов и прекрасных, и ужасных окружают человека. Он называет их призраками, но для них сам он такой же призрак. Наступит время, когда люди начнут сообщаться с Миром Невидимым». Так Мыслитель приготовлял собеседников к восприятию Тонкого Мира.

Также говорил: «Не осуждайте ушедших, ибо что скажете им при встрече? Кто знает, может быть, вам придется снова встретиться и жить рядом. Приготовьте себе радость»» («Надземное», 186).

 

«Урусвати знает, что продолжительность человеческой жизни в значительной степени зависит от желания жить. Мыслитель говорил: «Жизнь продолжается, пока сам человек хочет оставаться на Земле. Даже опасные болезни могут быть пресечены желанием человека. Будем ли мы посланниками или изгнанниками, или ссыльными с высших сфер, мы должны охранить дар жизни. Мы не можем своевольно прервать серебряную нить связи с Руководителями.

Заблуждаются те, кто полагает, что после своевольного прекращения жизни они вернутся туда, откуда они посланы. Не нужно забывать, что вихрь пространства унесет далеко, как осенний лист. Но желание жить должно быть выражено сознательно. Человек должен знать, к чему он стремится и какое добро он спешит совершить. Пусть человек не забывает, что он имел на Земле поручение и должен его исполнить».

Также говорил Мыслитель: «Умейте почитать муз, которые помогают вам сделаться героями. Музы проводят вас на подвиг, сопроводят вас в битве и в труде и встретят вас венками победы. Музы запечатлевают ваши подвиги и жертвы. Музы сделают ваши страдания прекрасными. Музы найдут вас в садах, украшенных деревами знания. Музы не покинут тех, кто чтит их. Так умейте служить музам, Привратницам Прекрасного». Так направлял Мыслитель человеческое сознание к Истине» («Надземное», 188).

 

«Урусвати знает о вредителях незримых и явных. Каждый исследователь передачи мысли на расстояние должен отметить все способствующие условия или враждебные. Но знаете, что мысли могут перехватываться пространственными сущностями. Также понятно, что некоторые люди могут слышать мысли, но каждый исследователь должен обратить внимание на особые условия присутствующих.

Можно наблюдать, что согласие присутствующих способствует передаче и охраняет от перехватчиков. Более того, если близкие, находящиеся в соседнем помещении, пребывают в гармоничном настроении, они уже охраняют сохранность передачи. Люди смущенные или раздраженные оказываются сотрудниками злобных перехватчиков. Аура раздраженного человека является лучшим дробителем протекающих токов. Такие вредители могут отрицать свое соучастие с перехватчиками, но по существу они остаются пособниками зла. Когда-то в Тонком Мире они пожалеют о своей несдержанности.

Люди не хотят знать, что за каждым их легкомысленным поступком стерегут незримые сущности. Мысль находится в грубых руках. Лишь немногие поймут, что мысль должна быть окружена лучшими условиями. Неразумные полагают, что мысль укрепляется от наркотиков. Эти судороги мысли не могут творить эволюцию. Каждая эманация наркотиков уже привлекает самых опасных сущностей. Они захватывают обрывки мыслей и ткут из них самую вредную ткань. Можно иногда вспомнить, как полезные мысли извращались. Поищите причину в окружении и, наверно, найдете поводы.

Мыслитель говорил: «Бедная наша мысль, нет у тебя защиты. Лишь успеешь вылететь, как уже злые когти тебя раздирают. Как горсть золота, брошенная в толпу, исчезает, так и мысль пространства может быть перехвачена. Хорошо, если мысль достанется просвещенному уму, но среди встречных могут оказаться и грабители. Если телу нужна чистота, то около мысли нужна еще большая опрятность»» («Надземное», 204).

 

«Урусвати знает, что всеначальная энергия проявляется искусственно и естественно. Каждый понимает, что естественное действие выше искусственного. Но именно об искусственном действии написано гораздо больше, нежели об естественном. Нельзя отрицать, что искусственное проявление изучено подробно, начиная от времен древних. Но теперь, на границе двух эпох, пора обратиться к естественному методу проявления всеначальной энергии.

Человек древних времен был много грубее, и для касания тонких энергий требовались механические ритмы и ритуалы. Теперь же, когда нервная система значительно утончилась, можно вспомнить, что воля и мысль суть естественные атрибуты человека — так они должны быть использованы естественно.

Не мудро возбудить мысль наркотиками, ибо такие дикие способы отзовутся на будущих поколениях. Можно сказать, что насильственные возбудители равняются по вреду самому тяжкому заболеванию. Разница лишь в том, что заболевание может отозваться быстрее, но наркотики зато отзовутся во многих поколениях. Человек мало думает о будущем и не желает принять в нем участия.

Мыслитель говорил: «Не знаем, для кого мы строим крепость, но если бы мы догадались, что слагаем ее для себя, наверно, лучше обточили бы камни. Не следует радоваться, что мы кончили земную жизнь. Никто не знает, где мы должны будем снова трудиться. Пусть старейшины подумают, где заплатят они по счетам»» («Надземное», 209).

 

«Урусвати знает, что при новой расе происходят смены во всех областях природы. Обычно люди не замечают этих смен, но если кто-либо усмотрит нечто необычное, он стыдится сказать о таком наблюдении. Даже ясные намеки о новых видах болезней не углубляют изучение. Но следует присматриваться ко всему окружающему. Среди животного мира можно встретить много необычного, также и растительный мир дает много подтверждений. Болезни животных и растений напомнят о необычных эпидемиях людей. Люди привыкли вооружаться против известных бичей, но сейчас не чума и холера страшны, даже не рак и менингит, но образуются новые виды так называемой невралгии, которая может обратиться в целую эпидемию. Можно назвать эти болезни страданиями психической энергии, при этом могут происходить явления инфекции. Но врачи еще долго не обратят внимания на новые формы заболеваний. Можно назвать их огненной лихорадкой, но не в названии дело, гораздо важнее понять причину.

Не будем успокаивать себя, что смена расы неизбежно приносит многие смятения. Каждый задумавшийся над психической энергией поймет, что она должна быть соблюдена в чистоте. Можно понять, что загрязненная энергия дает и ужасные пространственные проявления.

Так Мыслитель утверждал: «Не забудем, что все находится в движении. Никто не имеет права грязнить поток космический, он умножит страдания многих и, прежде всего, свои. Но явление ужаса мешает людям заглянуть в дальние миры»» («Надземное», 210).

 

«Урусвати слышала, что отравление атмосферы усиливается. Следует обращать особое внимание на такие периоды, последствия могут сказаться на самых различных сторонах жизни. Не только могут проявляться эпидемии, но каждый может ощущать осложнения около своих слабых мест. Не только такое напряжение сказывается на телесных заболеваниях, но еще больше на явлениях общественных потрясений. Уже нередко Мы предупреждали о хранении единения, такое согласие будет лучшей профилактикой. Нужно проявить великое равновесие. Если бы оно состоялось по всему миру, то и самые опасные часы могли бы миновать без вреда.

Люди не хотят отдать себе отчета, что они занимают весьма ответственное положение. От свободной воли зависит удержать себя в равновесии. Зараза одолевает человека не только по причине предрасположения его к определенной болезни, но и от потери равновесия. Неуравновешенный путник не пройдет по опасной тропинке. Он будет подвержен ужасам и продолжит свой путь при великом безумии. Человек и сам себя поразит и заразит окружающих.

Истинно говорю — отравление атмосферы усиливается, будьте на дозоре, Мы знаем такие периоды и пережили их не раз во время земной жизни. Но лучше знать и собрать всю силу равновесия. Так переживем и перейдем все потрясения.

Мыслитель тоже переживал такие напряжения. Он говорил: «Грозные тучи обложили небосклон. Останемся в доме и не будем нарушать тишину. Самая грозная буря не может продолжаться бесконечно»» («Надземное», 217).

 

«Урусвати знает, что в земной жизни можно отрешиться от понятия времени. Как только человек погружается в мышление, он перестает ощущать время. Постоянно называем мысль поглотительницей времени.

При концентрации мысли можно легко представить состояние в высших сферах Тонкого Мира. И у Нас получается отрешение от времени по причине напряжения мысли. Явление мысли есть и лучший очиститель организма. Если вы видите нездоровых ученых, можно безошибочно сказать, что в них сказывается неуравновешенность мышления с прочими сторонами жизни. Если бы они могли вести уравновешенную мыслительную жизнь, они не только бы пользовались отличным здоровьем, но и не замечали времени.

Не новое говорю. Вообще нужно согласиться, что нового не существует. Есть забытое или ранее неосознанное. Мы предлагаем вместо «новое» говорить — «нужное». Не будем набираться самомнения и помышлять о чем-то новом. Лучше будем думать о нужном, о том, что может принести миру наибольшее благо.

Никто не смеет утверждать, что он сложил нечто новое. Может быть, накануне уже некто послал эту мысль в пространство. Не стоит состязаться о новом. Пусть привыкнут люди мыслить о нужном и прекрасном. Самое нужное будет и прекрасным. Безобразие не пригодно для эволюции.

Мыслитель утверждал, что красота есть самое нужное. Он имел основание так убеждать народ» («Надземное», 226).

 

«Урусвати знает о степенях воздействия. Мыслитель говорил: «Из самого гладкого кубка выплеснем раствор цикуты, а на стенках все-таки останутся следы яда». Также Он говорил: «Одна царапина дает сильное кровотечение, но другая останется почти незаметной. Между тем, никто не скажет, которая может причинить заражение».

Так можно в жизни проследить, насколько разнообразны степени воздействий. Опытный врач обращает внимание на рану не кровоточащую. Также и употребление лекарств будет зависеть от многих личных условий.

Но среди мысленных воздействий мало обращают внимание на силу восприемника. Можно заразить малым словом, но нередко целый поток речей не оставит следа.

Мыслитель говорил: «Когда желаете нечто очистить, не ограничивайтесь отдельными предметами, но омойте все помещение».

Среди жизни братств можно помнить эти советы. Много капель яда остается в чашах человеческих, когда люди думают, что весь яд уже выплеснут. Мы часто снимаем такие капли яда. Скажут — лишь капля! Но иной яд и в капле уже смертелен.

Также наблюдаем и бескровные раны, они опаснее кровоточащих. Люди умеют наносить без ножа раны, и такие раны залечиваются трудно. Много поэтических произведений посвящено ранам бескровным. Мы знаем их и готовы послать целительную вибрацию» («Надземное», 230).

 

«Урусвати знает, что все части жизни человеческой должны быть сгармонизированы. Но на это возразят и приведут на память все излишества, так часто указанные в жизни гениальных людей. Слишком много записано об этих излишествах, даже привыкли считать гениев безумными. Но никто не спросит себя, насколько больше могли быть творения без излишеств?

Можно привести пример творчества и пьянства, но, может быть, без наркотиков творчество было бы гораздо выше. Никто не может утверждать, что творчество находится в зависимости от насильственного возбуждения. Можно напомнить о великих творцах, которые отличались гармоничною жизнью.

Излишества в древности назывались оковами ада, в таком определении сказывалась великая истина. Действительно, насилие может лишь унижать и ограничивать, но естественное стремление к творчеству беспредельно, ибо оно следует закону Беспредельности.

Так, Мы должны напоминать, чтобы люди умели понять, насколько вредна каждая дисгармония. Непонимание гармонии ведет к безобразию жизни, но в таком невежестве заключается самое большое преступление. Невозможно думать об эволюции, когда сами люди разрушают начала жизни. Особенно сейчас, на пороге Новой Эры, нужно напомнить о здоровье народов. Может показаться, что теперь вообще невозможно говорить о здоровье, когда доверие нарушено, но каждый учитель должен говорить о путях в будущее.

Пример Мыслителя будет поучителен. Когда Его продали в рабство, Он говорил о свободе и гармонии жизни» («Надземное», 237).

 

«Урусвати знает, насколько многоподобны бывают космические явления. Следует очень подчеркнуть утонченность проявлений основных энергий. Люди ожидают лишь самых грубых проявлений. Им по крайней мере нужно, чтобы среди дня наступила непроницаемая тьма или Земля пылала бы огнем. Но таких скоропостижных явлений не бывает, ибо гармония законов космических не позволяет таких потрясений.

Но зато Природа полна тончайших изменений, и человек может читать эту великую книгу. Только слепые не увидят огненных знаков, и мертвые врачи не различат огненных болезней. Люди скажу: «Солнце восходит и Луна светит, значит, все благополучно, и нас пугают для каких-то таинственных целей». Но зрячие могут отметить множество необычных явлений, которые отражаются на человеческой природе. Много происходит незапамятного, также многое проявлено в необычных местах. Возьмите дневник, прочтите, где недавно было землетрясение, где началось наводнение, где вспыхнули эпидемии, где нашли необычайные атмосферные влияния и где нашли необычные напряжения, — получится целая книга о болезни планеты.

Мы очень ценим, когда без предрассудков люди различают знамения природы. Нужно при всякой болезни изучать симптомы ее. Не может врач отрешиться от наблюдений, иначе он не будет врачом. Так, Мы обращаем внимание на многие космические знаки. Очень больна планета. Человек не может оставаться безучастным, когда все существо его полно воздействий тончайших энергий.

Мыслитель говорил: «Кто может определить меру сил Природы?»» («Надземное», 251).

 

«Урусвати знает, насколько велика связь между Макрокосмом и микрокосмом. Наука усмотрела нарушение движения Земли. Никто не думает о причине такого нарушения. Но если Мы скажем, что причина в нарастании газа, о котором Мы уже давно говорили, то никто не поверит. Также если повторим, что человечество повинно в разрастании такого вредного газа, то еще больше не поверят. Также не допустят, что появляются уклонения и между иными небесными телами. Но если происходит заболевание планеты, то это своеобразно отзывается на многих частях Вселенной. Люди знают о земных эпидемиях, но такие же явления возможны и в пределах Макрокосма.

Мы называем эту часть записей «Надземное», ибо Мы постоянно напоминаем об опасности, происходящей от несоизмеримости и нецелесообразности человеческого поведения. Некто хотел бы слышать, в каких одеяниях живут обитатели других планет? Но если во время пожара начнем расспрашивать хозяина о количестве его одежд, каждый сочтет такой разговор неуместным и даже безумным. Как же втолковать людям, что теперь происходит Армагеддон, иначе — пожар, который может разрушить многое!

Мы хотим создать такое внимание, чтобы люди поняли, что от них зависит очень много. Не убоимся повторять это «много». Пусть в таком слове станет ясно, что каждый микрокосм ответственен и за Макрокосм. Не думайте, что такое противоположение невозможно. Связь микрокосма с Макрокосмом есть основа Мира.

Мыслитель говорил, указывая на муравья: «Он пришел издалека, не мешайте его труду»» («Надземное», 253).

 

«Урусвати знает, с каким напряжением выполняются на Земле задания надземные. Одни назовут это состояние вдохновением, другие — восхищением, третьи — нагнетением, но все, имевшие такие поручения, знают особое напряжение.

Полезно напомнить, что с врачебной точки зрения можно утверждать, что нервная система очень отзывается на такие воздействия, — бывают лихорадочные подъемы. Нужно измерять температуру, и можно заметить, что у здоровых людей могут быть необходимые колебания температуры и пульса.

Особенно заметно такое колебание во время работы. Многие подумают, что оно происходит от насильственных напряжений, но при разнообразных наблюдениях можно установить, что существуют особые внешние условия, действующие на нервные центры.

Конечно, Тонкий Мир постоянно воздействует на земной. Но поручение определенное может вызывать странные вибрации. Они будут длительны, ибо поручение должно быть осознано не только как стремительная мысль, но должно претвориться в решение и физическую готовность.

Не будем думать, что люди легко различают такие воздействия Тонкого Мира. В большинстве случаев люди даже противятся и пытаются уклониться от такого сотрудничества. Они боятся утерять свою самость, которая для них — великое сокровище.

Мы лишь хотим напомнить, что надземные поручения нередки и очень разнообразны. Люди не должны страшиться сотрудничества с надземными сферами. Наоборот, они должны преисполниться восхищения, когда им доверяется сотрудничество с Нами.

Мыслитель говорил: «Неужели мне может выпасть счастье помочь моим Руководителям?»» («Надземное», 257).

 

«Урусвати знает, насколько низшие слои Астрала тяжелее, нежели самое низкое земное состояние. Слои Тонкого Мира воздействуют на все земное пространство, но земные жители должны уметь противостоять таким отравленным влияниям.

Что же должны люди предпринять, чтобы оградиться от незримых разлагателей? Прежде всего, они должны накрепко осознать существование таких соседей. Не думайте, что такое условие излишне. Люди не представляют себе постоянную близость таких незримых недоброжелателей, ибо в низших слоях редко бывают добрые чувства. Там очень развита зависть ко всему живому.

Невозможно убедить темных неудовлетворенных духов, что им не на Землю нужно заглядывать, но думать, как выйти из темницы. Но для них каждое земное испарение уже является приятным и притягательным.

Люди могут бороться с низшими жителями только когда они сами окончательно укрепились в понимании своего будущего пути. Тогда они тем легче перенесутся в высшие слои и не почувствуют стрел низших жителей. Но беда в том, что люди не мыслят этим путем и тем остаются незащищенными.

Немногие, понимающие такое положение, несут тяжкий труд. Само Братство немало страдает от легкомыслия земных жителей, которые вместо обороны привлекают к себе вредных сущностей.

Мыслитель учил не допускать к себе демонов» («Надземное», 261).

 

«Урусвати знает, как разнообразно происходят посылки психической энергии. Помимо психических истечений могут быть и физические ощущения. Можно наблюдать горение разных центров, напряжение, доходящее до тошноты, но самым необычным явлением будет неожиданное вспухание отдельных частей тела, преимущественно конечностей.

Никто не пояснит таких опуханий. С обычной врачебной точки зрения можно даже ждать, что врач будет вообще отрицать возможность такого проявления, пока не увидит сам. Но оно нелегко, ибо такие опухания могут образоваться совершенно неожиданно и исчезать очень быстро, но размеры опухоли могут быть очень велики. Урусвати испытала их, но врачи не могли убедиться, ибо они проходили без следа.

Мы называем такие явления стучанием психической энергии. Конечно, нервные центры будут каналами, но это нельзя называть болезнью. Можно также замечать, что такие опухания получаются при посылках на дальнее расстояние.

Также могут быть кровотечения из разных частей тела. Не следует относить их только к разрыву сосудов. Причину нужно искать в борении психической энергии, которая может воздействовать на любой орган. Потому Мы очень советуем обращать внимание на все необъяснимые явления в организме.

Не нужно думать, что такие нервные явления непременно должны сопутствовать действию психической энергии. При нормальном состоянии планеты можно ждать, что психическая энергия будет выявляться без необычных усложнений, но пока люди будут всеми способами отравлять жизнь, до тех пор и психическая энергия будет выявляться самыми неожиданными путями. Люди должны изучать соотношения между психическими и физическими проявлениями. До сих пор подобные виды действия энергии приобщали к болезни, но невозможно называть болезнью проявления психической энергии.

Мыслитель давно предвидел, как человечество найдет многие состояния, которые Он называл надземными» («Надземное», 269).

 

«Урусвати знает много проявлений психической энергии. Не забудем, что около этого понятия происходит немало недоразумений. Одни вообще отрицают существование этой энергии; другие думают, что она является целительной во всех отношениях; третьи полагают, что психическая энергия существует лишь для немногих. Конечно, психическая энергия имеется во всем сущем, но как энергия она обладает всеми качествами таковой. Как энергия, она есть возбудитель и напрягает все центры. Если в организме имеется заболевание, то оно может быть напряжено той же энергией.

Можно до некоторой степени урегулировать устремление психической энергии. Мысль, возвышенная или сосредоточенная, может увлечь энергию по иному каналу и может вызвать целительное качество энергии. Но каждое кощунство или разрушительная мысль лишь усилит напряжение энергии в направлении пораженного органа. Будет мудр тот врач, который скажет больному — не кощунствуйте, не проклинайте. Много раз Мы указывали на целительное свойство доброй мысли, она будет привратником всеначальной энергии.

Теперь многие болезни приписываются невралгии, таким образом, люди приближаются к всеначальной энергии. Безошибочно можно сказать, что течение каждой болезни зависит от состояния психической энергии. Но люди не хотят понять, что их свободная воля будет сильным импульсом в пользовании психической энергией. Чем яснее человек представит себе этот процесс, тем больше он поможет себе.

В древности являли Силу Матери, представляющей силу энергии. Даже настойчиво требовали — Мать, помоги! Тем они вызывали напряжение энергии. Безразлично, будет ли обращение бурным или несломимо спокойным, требуется сознательный призыв.

Мыслитель говорил: «Могу представить, как дойдет призыв к Величественной Матери! Одним движением Руки Она направит нашу скорбь в русло радости. В Спарте имеется храм смеха, можно многие болезни излечивать в нем. По счастью, нигде нет храма насмешки. Уберегитесь от кощунств»» («Надземное», 275).

 

«Урусвати знает Мой совет записывать необычные и редкие явления — причин к тому много. Вы читаете о радиэстезии, но нужно знать, что виды ее очень различаются между собою. Может быть радиэстезия звуковая, обонятельная и вкусовая. Люди могут замечать, что иногда они наполняются определенным звучанием. Но при повторности таких явлений можно распознать, что они являются как бы указанием или напоминанием. То же происходит с вкусовыми и обонятельными ощущениями. По некоторым причинам человек начинает чувствовать пристрастие или отвращение к определенным ощущениям, так глубины сознания стремятся дать человеку спасительные знаки посредством всех его чувств.

Но редко люди обращают внимание на такие призывы. Можно изучать их лишь при долгих наблюдениях, но кто любит длительные процессы? Люди читают о возможности мгновенного озарения и полагают, что они могут избежать учения и долгих наблюдений. Невозможно сказать, что некоторые опыты требуют нескольких поколений. Каждый хочет озариться немедленно, хотя бы такой ускоренный процесс угрожал соседу гибелью. Особенно нужно быть осторожными, когда космические токи так тревожны!

Вы читали о космических опасностях, но их гораздо больше, нежели ученые могут усмотреть. Комета может угрожать, но вопрос в том, какие токи будут противопоставлены? Так нужно не только принять в соображение опасность, но и быть готовыми оказать посильное сопротивление.

Мыслитель давно заметил вред от дыма костров. Он убеждал употреблять такое дерево, которое не наносит затемнения сознания. У него уже бывали предупреждения, что когда-то человечество будет отравлять себя и все сущее» («Надземное», 276).

 

«Урусвати знает, насколько нужно быть бережными в отношении психической энергии. Многие не понимают, что и всеначальная неистощимая энергия нуждается в заботе. Но каждый деятель признает, что энергия может быть в таком напряжении, что может показаться исчерпанной. Мы советуем особенно проявлять осторожность в такое время. Причин может быть много, начиная от космических до личного здоровья.

Уже Мы говорили, как Мой Друг, в свое время, заболел при несении нескольких заданий. Причина заболевания была в чрезмерном напряжении психической энергии. Не забудем, что Мой Друг вышел с усиленным запасом энергии и, несмотря на это, Он перенес долгую болезнь. У Нас существует суждение, запрещающее перерасходование энергии. Можно себе представить, как трудно снова возвращаться к равновесию. Может потребоваться длительный период для восстановления сил. Оно может быть достигнуто легко, если космические токи не препятствуют, но это не всегда удается. Мой Друг болел в сравнительно спокойное время, но теперь такое заболевание могло быть гораздо продолжительнее.

Мы следим за полезными тружениками и подаем знаки, если видим, что струны слишком натянуты. Особенно теперь планета проходит через период небывалых напряжений. Утомление, сонливость, воспалительные процессы, сильное перерасходование сердечной деятельности предшествуют перерасходованию энергии.

Мы знаем, что в земных условиях недостижимо состояние равновесия, но об этой опасности следует записать. Когда состояние планеты еще больше усложнится, многие вспомнят Наш совет о бережности к психической энергии. В такие дни даже простая передача мысли на расстояние может утомлять. Следует принять это во внимание.

Мыслитель говорил: «Почему иногда мне легче поднять бревно, нежели сосредоточить мысль? Не стыжусь сказать это, ибо знаю, что оно происходит не от лени, но от чего-то вне меня»» («Надземное», 277).

 

«Урусвати знает ощущения Моего Друга, о которых Мы поминали. Существуют три способа преобороть их: можно увеличить напряжение до такой степени, что первоначальное утомление потонет в вихре нового подъема; или можно указать полный покой без дум и напряжений, или перемену места, чтобы пространственные и почвенные токи оказались совершенно другими. Но, во всяком случае, Мы обращаем внимание на последствия непомерных напряжений.

Среди многих земных заболеваний нужно признать напряжение психической энергии. Невозможно освободить мыслящее существо от напряжения при столкновениях с силами тьмы.

Не нужно думать, что Мы не ощущаем такого борения, наоборот, магнит психической энергии притягивает и водоворот хаоса. Конь на скаку поднимает много пыли. Можно приводить много примеров из жизни, которые покажут прогрессию натисков хаоса на каждое столетие. Такие кульминации могут усиляться, и нужно иметь всю силу равновесия, чтобы противостать таким опасностям. Теперь такое время, и каждый одаренный чуткостью человек должен быть готов уберечься от хаоса.

Сбережение психической энергии необходимо для Великого Служения. Люди забывают, что Великое Служение разнообразно. В нем, прежде всего, обозначена яркая соизмеримость. Возьмите земные жизни Учителей и обратите внимание на особенную соизмеримость. Именно говорю о земных жизнях Учителей, когда Они не знали о своих предыдущих жизнях.

Также во многих веках Учителя выполняли трудные задания. Каждый из Них имел свою частную жизнь со всеми местными обычаями. Внутренняя сущность нередко восставала против нелепых пережитков, но для выполнения задания нужно было применять высшую меру соизмеримости. Приходилось бороться и против кощунства и сквернословия. Учитель знает, что эти пороки заражают пространство.

Люди меньше всего признают, что их мысли и слова могут причинять непоправимый вред. Невозможно уговорить людей, что они разрушают психическую энергию. Они питают тех вредных сущностей, которых называем пожирателями психической энергии. Кроме припадков гнева и раздражения много сквернословия произносится по невежеству, но вред получается не меньший.

Только понятие соизмеримости может оградить человека от таких самоотравлений. Представьте себе, что должен чувствовать Учитель среди такой ядовитой атмосферы не только в земной жизни, но и в надземной. Сурово нужно искоренять сквернословие, ведь оно посягает на благо человечества.

Можно перечислить опасности, созданные самим человеком. Они особенно проявляются, когда токи космические напряжены. Сказанное сейчас приложимо и для наступающего года, ибо солнечные пятна и пространственные вихри очень сильны.

Мыслитель говорил: «Красота спасет от сквернословия»» («Надземное», 278).

 

«Урусвати знает, насколько существенна радость бытия. Она не только лучшее целебное средство, но и прекрасный пособник общения с Нами. Откуда же возникает это бодрое чувство, которое зовем радостью бытия? Почему такая радость не обусловлена богатством или самодовольством? Она может возникать среди самых тяжких трудностей и гонений. Среди напряжений такая радость особенно ценна и целительна. Мы называем ее радостью бытия, ибо она не зависит от личных обстоятельств, от удач и выгод. Она проявляется как предвестница наивысших токов, которые одухотворяют всю окружающую атмосферу, иначе не будет причины к такой радости.

Можно ли ожидать радости среди болезни, среди несправедливостей, среди оскорблений? Но и в таких обстоятельствах иногда могут загореться глаза, может подняться поникнувшая голова и нахлынуть новые силы. Человек начнет радоваться жизни, может быть, не своей земной жизни, но реальному бытию. Какие сильные мысли придут к человеку, который восчувствовал радость бытия! Около него очистится атмосфера и даже окружающие почувствуют облегчение, и Мы издалека улыбнемся и одобрим улучшенный провод. Мы даже будем признательны, ибо каждая бережливость энергии уже есть благо.

Каждый, кто намеревается преуспеть, должен помнить о радости бытия. Каждый, кто хочет приобщиться к лучшим токам, пусть помнит, каким путем он приблизится к Нам. Не нужно выдумывать особо научные причины к такой радости, она приходит через сердце, но остается вполне реальной. Среди нее и Зовы скорее донесутся.

Мыслитель иногда собирал учеников на беседу, которую называл Пиром Радости. Тогда подавались лишь ключевая вода и хлеб. Мыслитель говорил: «Не запятнаем радость вином и роскошью пищи, радость превыше всего»» («Надземное», 281).

 

«Урусвати знает о вреде засорения пространства. Среди многих указаний о неизбежности вредных последствий Мы советуем избегать говорить об ошибках и не оставаться в помещении, где происходили кощунства и раздражение. И пересуды ошибок остаются и еще больше загрязняют атмосферу и притягивают те же флюиды, которые способствовали первоначальным заблуждениям. Так, вредно оставаться в помещении, загрязненном кощунством и раздражением, — говорю как врач.

Особенно сказываются эти условия, когда напряжены космические токи. Они вызывают раздражение слизистых оболочек. Такое заболевание нельзя считать частичным: желудочным, кишечным, горловым или носовым. Может получиться одно средоточие боли, но все слизистые оболочки будут воспалены. Эта болезнь может быть названа армагеддонной. Никакие прежние определения не будут указывать на все симптомы. Глаза и кишечник, желудок и зубы, горло и сердце дадут самые неожиданные сочетания. Но неправильно будет искать причину в отдельных органах. Нужно знать, что это общее воспаление всех слизистых оболочек и оно требует серьезного внимания. Оно может перейти на нервную систему, или может получиться поражение слизистых оболочек.

Предлагается очень легкая пища, ничего сырого и раздражающего. Советую остерегаться простуды, советую не утомлять глаза и избегать раздражения. Лекарства мало помогут, но не следует принимать алкоголь. Не нужно ничего особо горячего или холодного. Словом, нужно понять, что это общее воспаление и потому полезно все, как при воспалительных процессах. Слабительное малыми дозами и лучше не каждый день.

Человечество не обращает внимания на многие новые сочетания болезней, а между тем они могут быть весьма изнурительными. Могут быть назначены несоответствующие лечения, и вред может усугубляться. Всякие воспаления относятся к огненным болезням. Конечно, в основе каждая болезнь есть воспаление, но некоторые из них имеют отношение к внешнему огненному напряжению. Уже давно предупреждал об огненных болезнях.

Все тонкие организмы особенно ощущают огненное напряжение. Уже много людей гибнет от неизвестных болезней. Нужно избегать всего раздражающего. Даже самые высокие организмы могут страдать, если они перегружены или окружены раздражением. Болезнь Моего Друга может быть примером. Он шел с большим запасом психической энергии, но невежество, раздражение и упрямство создали ядовитую атмосферу. Но Мы, когда в Башне, можем пользоваться особым озоном, хотя не скрою, что каждый из Нас страдает от отравленной атмосферы.

Мыслитель предупреждал не страшиться отравленной чаши, ибо в пространстве больше смертоносных отрав» («Надземное», 282).

 

«Урусвати знает, что нередко проявляется двойственность человеческого сознания. Проще всего объяснить это одержанием, но, кроме того, иногда утверждаются черты прошлого существования. Но могут быть и прозрения в будущее, отрывающие от настоящего, как самовнушение.

Также поучительно наблюдать, что такая двойственность проявляется гораздо чаще, нежели думают. Нельзя ее приписать лишь дурному характеру или привычкам, она будет как временное затемнение сознания. Некоторые из исследователей полагают, что происходит касание волн хаоса, которые выбивают сознание из его нормального состояния. Несомненно, такое наблюдение имеет основание.

Люди слишком мало изучают свое нормальное состояние, чтобы уловить отклонение. Мы постоянно советуем изучать сознание людей, чтобы найти всякие фазы отклонений. Нельзя полагать, что болезнь организма постоянно будет плохо влиять на сознание. Иногда именно болезнь будет источником возвышенного сознания.

Не будем перечислять различные обстоятельства, которые утверждают разные состояния сознания. Теперь хотим лишь указать, что двойственность сознания есть явление весьма обычное, хотя и нежелательное. Оно тем вреднее, что не дает возможности повлиять на такого человека, ибо каждое его состояние будет нуждаться в особых приемах внушения.

Иногда двойственность бывает настолько противоположна, что невозможно вообще применить внушение. Каждую минуту могут произойти колебания, и внушение окажется бесцельным и даже вредным. Поистине, человек нуждается в изучении его психической энергии.

Много опытов происходит, но следствия пока невелики. Причина в том, что исследователи наблюдают лишь отрывочно, и многие явления проходят без внимания.

Мыслитель указывал, чтобы каждое наблюдение происходило беспрерывно, и люди не вносили бы своих воздействий» («Надземное», 284).

 

«Урусвати знает, что опасность психических эпидемий возрастает. Явление это не особо неожиданно, ибо во всех пуранах сказано, что в конце кали-юги люди будут безумствовать. Но очень опасно, что люди не признают такое состояние. Можно лечить больного, когда он не противится. Но даже самое сильное лекарство будет действовать извращенно, если больной не допускает его естественного воздействия.

Но как вы можете разъяснить народу, что глава его безумен? Как можете дать понять, что учителя безумны? Как можете уговорить народ, что нужно немедленно принять меры к оздоровлению? Притом меры медицинского ведомства окажутся противоположными вашим настояниям. Особенно это скажется в области психической. Люди до сих пор не признают одержания. Можно печатать груды книг об этом предмете, но трусливое сознание будет все-таки отрицать действительность. Можно показать много материализаций, но желающие отрицать найдут себе оправдание.

Конечно, такое смущение умов тоже отвечает концу кали-юги, но сказано, что если безумие перейдет границы, то огненное очищение будет единственным исходом. Примеры прошлого красноречивы. Конечно, люди уже заговорили об Армагеддоне. Несколько лет тому назад они не желали и думать о близости решительных событий, но книги сделали свое дело. Даже некоторые отрицатели уже твердят об ужасах Армагеддона. Так пусть осведомление идет своим чередом.

Мы не настаиваем на источнике, пусть каждый поймет в сердце, откуда он был осведомлен. Большинство людей ненавидит носителей осведомления. Пусть они забудут, что Мы предупреждали, но пусть хотя бы помнят, что человечество безумствует.

Мыслитель предупреждал: «Не впадите в безумие»» («Надземное», 285).

 

«Урусвати знает, что множества мелких уколов могут быть опаснее одного большого укуса. При настоящем положении дел в мире нужно осознать эту истину. Люди ждут не менее нежели столкновения с кометой, но не замечают многих каждодневных опасностей. Приходится под всеми символами напоминать, что главное разложение происходит от самих людей. Невозможно уговорить не ссориться, хотя бы временно. Не именем высшей философии, но по причине телесного спасения Мы призываем к осторожности.

Не нужно думать, что и в древности тоже бывали периоды смуты. Их невозможно сравнивать с мировой смутой, теперь происходящей. Тогда участвовали десятки тысяч, но теперь сотни миллионов! Представьте себе разницу сил эманаций. Каждый окружен невидимыми участниками, и таких сейчас мириады.

Не будем пытаться исчислять множества, привлеченные к земной сфере, но подумаем, сколько невидимых уколов происходит.

Нужно понять, что добрые воины не всегда могут немедленно поразить темные легионы. Нужно соблюдать много условий, и земных, и надземных. Не удивляйтесь, что сотрудничество людей имеет такое космическое значение. Лик человека творится человечеством, но если человечество покажет дружную гримасу, то какой же лик человека получится!

Особенно может быть отвратительна гримаса, порожденная мелкими уколами. При основных потрясениях могут выявляться чувства самоотвержения или героизма, но при гниении происходит истечение сил бесполезное. Утверждаю, что худшая часть Армагеддона заключается в разложении организмов. При сильных столкновениях и руководство может быть усилено, но что же может быть сделано при усилении гангрены?

Так люди сами способствуют разложению планеты. Они предпочитают полумеры или, вернее, четверть меры, чтобы не изменить сложившегося положения. Но пусть они убедятся, что сложенное ими положение есть гниение.

Не следует все приписывать силам тьмы, иначе они покажутся гигантами. Не лучше ли проверить, что именно отвергается человечеством и что ему представляется особенно милым? Разделим по этой грани науку, философию, искусство и физическую культуру и убедимся, как деление покажет болезнь человечества. Каждое отрицание рассмотрим, чтобы убедиться, что самые позорные причины слагают наиболее отвратительные отступления. Невозможно представить борьбу за Свет, основанную на уступках тьме.

Мыслитель уже давно понимал красоту как благо» («Надземное», 288).

 

«Урусвати знает, насколько люди мало признают воздействия космических токов. Люди полагают, что наиболее утонченные организмы менее всего подвергаются таким воздействиям. Но из глубин древности дошло речение о «Ноше мира сего». Несут такой груз, именно, самые избранные. Кто же более всего отзвучит на токи пространственные? Прежде всего, самые утонченные и возвышенные. Очень страдает, кто ощущает дальние землетрясения. То же самое происходит от ударов космических токов. Скорость таких токов превышает быстроту света. Изучение их находится в зачаточном состоянии. Только случайно наталкиваются на какие-то непонятные симптомы. Но врач должен помнить, что многие заболевания имеют отношение к космическим токам.

Мало того, люди вырабатывают в себе сильные яды, они выдыхают их в припадке ненависти. Легенда о ядовитом дыхании имеет правдивое основание. Не только рев толп может потрясти пространство, но дыхание злобы может надолго отравить окружающую атмосферу. Особенно своевременно напомнить об этом во дни Армагеддона.

Люди пытаются прикрыться масками от ядовитых газов, но еще одной маской нужно запастись — необходимо осознать, что мысль может охранить от ядовитых дыханий. Пусть человек не скрывает от себя, что такая отрава существует, но, в то же время, пусть помнит, что мысль может отразить самые пагубные веяния. Только мысль может создать противоядие. Эти слова не следует понимать как символ.

Мысль творит вещество и привлекает из пространства помогающие силы. Мы говорили о сопротивлении злу, мощным помощником будет мысль, четкая, ясная, дисциплинированная. Много противоядия создаст такая мысль. Даже в физическом смысле мысль может создать охранительную сеть. Так называемый иммунитет есть следствие мысли. Но если усилить мысль памятью о Нас, то мощь ее увеличится. Думайте о Нас. Думайте о реальном сущем и примите ужасы Армагеддона.

Мыслитель утешал учеников, говоря: «Невидимый Посланник готов коснуться вас, допустите Его»» («Надземное», 291).

 

«Урусвати знает наше вибрационное лечение. Оно имеет нечто похожее на радиоволны, но нуждается, чтобы быть принятым в определенных мерах. Для этого принимающий должен быть преисполнен доверия. Также нужно знать, что не всегда возможно употребить токи определенного напряжения. В связи с космическими токами нужна согласованность многих явлений. Нужно это знать, чтобы не было нареканий в том, что Мы не всегда помогаем.

Уничтожение доверия послужит к перерыву токов. Правда, [это] можно преодолеть особым напряжением энергии, но такое напряжение может быть губительным. Притом для успеха воздействия нужно, чтобы лицо принимающее устремлялось к Нам. Не требуется, чтобы принимающий предпосылал что-либо, он должен лишь допустить и не удивляться разнообразию токов. Они могут быть приятными или мучительными по причине различных состояний нервных центров.

Нужно знать, что вибрации прилагаются к нервным центрам, потому нужно спокойствие, чтобы не препятствовать лечению. Можно вспомнить, как вибрации помогли в самых различных заболеваниях.

Люди достаточно знают о гипнотическом внушении, но еще не могут допустить, что вибрации могут достигать на большие расстояния. Люди часто не допускают наиболее полезное, в этом заключается главная драма мира. Самое сомнительное будет принято с готовностью. Наиболее полезное вызывает отрицание.

Мыслитель не уставал повторять о получении лечения из пространства» («Надземное», 308).

 

«Урусвати знает, что потеря памяти есть явление мнимое. Память как таковая не может теряться, но могут быть три причины, влияющие на нее. Во-первых, человек может устремлять память на нечто особое, чаще всего на прошедшее, чем будет затемнять текущую жизнь. Во-вторых, могут быть сильные внешние воздействия, могущие затруднить естественное течение памяти. В-третьих, явление расстройства мозга повреждает функции памяти, но сама память, так же как и центр чаши, невредима.

Когда человек как бы теряет память, его спрашивают о том, на что он не может ответить. Никогда не спросят, что он помнит. Ответ мог бы оказаться самым неожиданным. Человек может рассказать о бывших жизнях или о надземных чувствованиях, но о таких предметах врачи и не спрашивают. Так пропускается одна из самых существенных тайн жизни.

Нужно уже в школах развивать память преоборением трех указанных обстоятельств. Мозг можно охранять трудом, который избавит от излишеств телесных. Также можно разъяснить, что внешние нападения не могут повлиять на память. Мы живем в опасности и, зная о них, Мы готовы сохранить ясное мышление. Человек опускается без опасностей и без напряжений. Наконец, человек дисциплинируется и не позволит, чтобы беспорядочные мысли могли затемнить его память.

Люди могут убедиться, что в самые неожиданные мгновения вспыхивают отдаленные воспоминания. Значит, они хранятся в сознании, но не всегда могут найти выход из хранилища. Пусть они нуждаются в особых толчках для выявления, но они существуют.

Мыслитель улыбался и говорил: «Если человек сумеет размотать клубок воспоминаний, он увидит нить длиннейшую»» («Надземное», 313).

 

«Урусвати знает, как щедро наделены люди мощными веществами. Химическая лаборатория человека феноменальна. Поистине, можно сказать — нигде не может быть сосредоточено столько сил, как в организме человеческом. Не случайно существовала теория, что человек может от всех болезней лечиться своими выделениями. Также не забудем, что человеческий химизм является тончайшим, ибо находится под воздействием психической энергии, которая, в свою очередь, постоянно может обновляться в связи с пространственными токами.

Силен яд человеческий и целебна психическая энергия. Так, когда говорю о необходимости психических соотношений, советую не только как Учитель-гуманист, но как врач. Например, советую держать селезенку в чистоте и тогда же указываю всеми силами сохранять торжественное настроение. Казалось бы, что общего между селезенкой и торжественным настроением? Но селезенка — орган гармонии, и так нужно его очищать посредством возвышенных настроений. Люди полагают, что психические воздействия нужны лишь для нервной системы. Вовсе нет, такие воздействия нужны и для многих органов. Пример селезенки будет весьма показателен. Называю именно ее, ибо этот орган в обиходе упоминается реже других и также потому, что он, может быть, нуждается в особом внимании.

У Нас весьма огорчаются, когда видят, что гармония нарушается. Представьте себе, что происходит воздействие на определенное число людей, но затем один или несколько участников выпадают. Можно представить себе, какие пертурбации произойдут в токах и сколько опасностей может возникнуть! Случается, что больной, вместо своей дозы лекарства, выпьет порцию, приготовленную на многих, ужасны могут быть последствия. Так можно приводить много врачебных примеров. Они напоминают о том, что неразрывны психические и химические воздействия.

Мыслитель говорил: «Не могу снести груза целой толпы»» («Надземное», 338).

 

«Урусвати знает, что человек познается в бедствии — таков земной обычай. Мы не называем его законом, ибо закон должен быть для каждого потрясения. Казалось бы, восторг и счастье должны потрясать человека сильнее, но даже призрачное благополучие одеревеняет людей. Уродливо положение, если человек лишь при несчастье будет достигать утончения чувств.

Многими поколениями люди привыкли почитать бедствия — боги насылают несчастья. Человек не забудет молить о помощи, но очень редко поблагодарит за счастье. Об этом трюизме не стоит говорить, но, со стороны научного опыта, следует записать.

Отображение чувств бедственных будет самым смятенным. Можно наблюдать, какие зигзаги будут мелькать на экране, тогда как изображение восторга даст прекрасный круг. Можно убедиться, что смятение не только порождает яд, но оно приводит органы как бы в оцепенение. Вся лаборатория организма приходит в расстройство. Такое оцепенение называем смертью психической энергии.

Нередко человек потрясенный падает в обморок. Не следует смешивать обморок с летаргией. Обморок есть оцепенение, но летаргия полна работы сознания. Человек редко впадает в летаргию от внешнего потрясения. Причина летаргии несравнимо тоньше. Человек нередко излечивается во время летаргии от зачатков опасных заболеваний. Вообще нельзя считать летаргию болезнью. Она представляет собою исключительное явление.

Можно пожалеть, что во время летаргии производится самое однобокое наблюдение. Дело не в том, как питать спящего, но надо изучать ритм пульса и рефлексы мозга. Не следует насильственно пробуждать спящего, ибо он познает иные миры. Он может рассказать многое, если он будет спрошен внимательно.

Фольклоры хранят повествования о спящих царевнах и богатырях, оставленных без движения. Народ мудро подметил, как происходит такое особенное состояние, которое сменяется усугубленною деятельностью и геройством. Поистине, в будущем медицина сможет создавать периоды такого обновления сил. Можно назвать из глубокой древности, что такие опыты производились.

Вы знаете, что у Нас во время дальних полетов происходит подобное явление. Но нужно приложить всю заботу, чтобы не пропустить признаки пробуждения. В обычных условиях трудно досмотреть и можно пропустить самые поучительные признаки, затем человек все забывает и даже под давлением неумелых вопросов начинает уверять, что он ничего не помнит, — об этом мы уже говорили.

Но нельзя сказать, что в Нашей Обители такие опыты часты. Кроме времени, когда требуется общее напряжение, Мы не можем упустить никакого явления, и каждая воля напряжена.

Когда-то люди будут удивляться, что они утончались посредством бедствий, упуская многие возможности возвышения сознания. Так нужно представить себе, насколько Мы являем людям самые разнообразные возможности.

Мыслитель говорил: «Неужели человек произошел от камня, если для искры требуется удар чем-то твердым или острым?»» («Надземное», 339).

 

«Урусвати знает, что организм человеческий при естественных условиях может отлично бороться с болезнями. Значит, нужно понять, какой должен быть организм и какие условия. Человек должен по возможности меньше нести на себе физической наследственности. Для этого государство должно принимать меры, и теперь об этом уже начинают думать. Но меньше думают об естественных условиях жизни. Они сводятся к примитивным санитарным мерам, но самая главная основа жизни упускается.

Невозможно создать здоровье без внимания к психической стороне. Например, люди едут в санаторий, чтобы поправить здоровье, они попадают в случайное общество больных. Невозможно представить себе, чтобы такое окружение могло оздоровить психическую сторону организма. Наоборот, сборище больных, внимание которых сосредоточено на болезни, может лишь усиливать мнительность и даже воздействовать на ухудшение.

Нужно вспомнить из древности, что больные уходили в одиночество и общались лишь с природой. При этом люди уходили не только в случае заразных болезней, но и когда организм требовал обновления.

Не случайно некоторые люди строят переносные дома или предпочитают жить в шатрах. Конечно, собрание многих шатров даст условия города. Но люди начинают мечтать об одиночестве, в этом сказывается инстинкт самосохранения и оздоровления. У Нас посылаются мысли об оздоровлении, но о понятом правильно. Особенно теперь нужно думать о здоровье. Люди знают, что разрушение нервной системы дошло до крайности. Люди понимают, что невозможно двигаться по пути гниения. Но лишь немногие умеют помыслить о значении здоровья в полном смысле.

Не психология с холодными рассуждениями, но требуется озаренное стремление к оздоровлению. Известны случаи, когда горожане нанимались в работники, лишь бы выйти из рутины города. Решение похвальное, если удается избежать рабочего многолюдия.

Напомним о разных исканиях, когда люди чуяли, что надо изменить нездоровые условия. Устремление в природу нужно связать с психическим горением, иначе искатель заплачет от первого дождя. Настанет время, когда врачи поймут, что организм может бороться сам против болезней.

Мыслитель говорил: «Даже пес не терпит, чтобы его беспокоили во время болезни, неужели человек хуже пса?»» («Надземное», 340).

 

«Урусвати знает, что гармония жизни утончает чувства человека. Так нужно лишь установить гармонию, и при ней все утончится и возвысится! Не малое условие — гармония! Люди будут искать ее во внешних проявлениях, но упустят сущность вещей. Дикарь живет в лучшем окружении природы, но он далек от гармонии. Горожанин подавлен житейскою суетою и не может думать о гармонии. Даже чуткий философ задавлен заботою о заработке. Так самое основное положение является забытым.

Люди не понимают, что путь к гармонии заключается в искусстве мышления. Много размышлений нужно, чтобы почуять благо гармонии. Именно лишь искусство мышления может утончить чувства. Но как обрести такое искусство? Можно убеждаться, что иногда неграмотный человек обладает им, тогда как очень начитанный не может даже представить себе, в чем заключается такое искусство.

Как рассказать человеку об искусстве мышления? Многие примут такой совет как неудачный афоризм. Как сказать им, что Наше миросозерцание основано на мышлении о Беспредельности? При таком задании земные меры покажутся неважными, и легко управить ими. Нужно не страшиться понятия гармонии, оно применимо ко всем формам жизни. Каждый человек может вызвать в себе ощущение гармонии. Можно называть это состояние разными именами, но человек должен понять, что ему суждено рано или поздно продвинуться к ощущению гармонии, основанному на искусстве мышления.

Мыслитель наставлял, чтобы ученики его чувствовали себя художниками — они могут творить новые виды гармонии» («Надземное», 341).

 

«Урусвати знает тяготу Ноши Мира. Можно припомнить, как страдала наша Сестра, жившая в Сиене. Следует обратить внимание на связь ее болей со многими событиями Франции и Испании. У нее появились невыносимые боли в области солнечного сплетения. Она предвидела по этим болям приближение событий. При этом часто дальние события отражались сильнее ближайших. Так можно искать особую связь с прошлыми жизнями.

Явления сильных потрясений не могли быть прекращены, ибо она не успевала дать сведений врачу. Немалыми мерами сильных лекарств врачи пытались прекратить боли, но по обычаю они не понимали истинной причины. И теперь люди не понимают тонких воздействий. Такая смута понимания лишь мешает науке.

И во времена Сестры Сиенской не допускалось признание телепатии. Сейчас много говорят о телепатии, но каждый признак ее подвергается сомнению. Можно удивляться, что даже в особых научных обществах сомневаются и тем препятствуют развитию явлений.

Вы слышали о приезде посланного врача для исследования тонких проявлений. Но невозможно ожидать последствий, ибо все окружающие обстоятельства не способствуют удаче исследования. Мы хотим помочь таким исследователям, но нужно найти хотя бы точку соприкасания. Именно это труднее всего.

Урусвати может поведать исследователю много убедительных подробностей, но нужно, чтобы они были выслушаны и сопоставлены с некоторыми наблюдениями, завещанными Нашими Сестрами и Братьями, бывшими в мире. Тем можно проследить эволюцию прикасания к тончайшим энергиям.

Мыслитель сам часто чувствовал особые боли и связывал их с лучами планет» («Надземное», 344).

 

«Урусвати знает, как люди часто пытаются объяснить тонкие явления грубыми физическими причинами. Назовем такое проявление, которое вызывает множество лже-толкований, — шум в ушах часто замечается, врачи называют причину давлением крови. Но это будет чисто внешним признаком, настоящая причина — прикасание тонких воздействий. При этом можно различать три рода шума: один, — в виде глухого беспрерывного шума, другой — в виде отражения пульса, и третий, который вы называете цикадами. Последний шум особенно показателен, он подобен какому-то несказуемому, учащенному пульсу. Такие нагнетения показывают на присутствие особой тонкой энергии.

Нельзя объяснить такой шум падением деятельности сердца или раздражением. Тем более, что он ощущается нежданно и не в связи с какими-то физическими влияниями. Можно предположить давление космических токов, но еще вернее подумать о касании Тонкого Мира. Таким образом, мы снова приходим к проблеме сношений с Тонким Миром. Пусть люди больше заглядывают в самих себя, и пословица древняя о познании самого себя исполнится.

Не только врачи могут разъяснить многие явления, но опытные, вдумчивые люди могут дать мудрые советы. Они давно замечали, как среди самой обычной жизни вырываются отражения тончайших энергий. Именно вырываются, как взрывы, из глубин природы человека, как бы открывая клапан особого прикасания.

Также можно заметить особое явление, называемое навязчивыми идеями. Не говорю об одержании, которое может дать сходные симптомы, но имею в виду повторные утверждения, имеющие особое значение.

Медицина считает навязчивые идеи явлением опасным. Но можно ли полагаться на такое необоснованное суждение? При таком приговоре многие лучшие ученые и изобретатели должны были бы остаться среди безумцев. Пора пересмотреть теорию о безумии гения. Так можно оставить в числе здоровых сборище глупцов и тупиц.

Нужно понять, что воздействие тонкой энергии есть самое здоровое состояние. Мы достаточно осудили темное одержание, ведущее ко злу и преступлению. Но благотворное воздействие есть та благодать, которая помогает человеку восходить по ступеням эволюции.

Только по делам распознаете, где добро и где зло; даже тонкую границу почувствуете. Так поймете, что деятель эволюции переполнен идеями. Но кто же назовет их навязчивыми? Можно справедливо назвать их ведущими. Так, внимательно отнеситесь ко всем явлениям Природы.

Мыслитель говорил: «Служу ли я Природе или Природа служит мне, но знаю, что принесу все познание на Общее Благо»» («Надземное», 360).

 

«Урусвати знает, что так называемые священные боли внешне не отличаются от простых, обычных заболеваний. Врачи найдут им самые рутинные определения. Знаете, что два великих мыслителя Индии отошли — один от горлового рака, другой от диабета. Что могут иметь общего такие болезни со священными болями? — так скажут все врачи. Но оба примера показывают, что выдача самоотверженная психической энергии может дать самые нежданные следствия.

Также знаете о священных болях Упасики, но врачи никогда не признали бы следствие и причину такого самопожертвования. Скажут — зачем такая расточительность в выдаче психической энергии? Но пристойно ли задавать такие вопросы? После этого можно усомниться — полезна ли была деятельность Наших Сестер в Испании и в Италии? Обе они остались высокими примерами работы на Общее Благо. Они боролись против несправедливости и невежества. Обе они выносили большие поношения. Обе они проявили небывалое терпение. Обе они страдали от священных болей. Никто не мог определить их разнообразных заболеваний, которые возникали нежданно и так же оканчивались. Никто не умел подумать о причине болей. Особенно же те, ради которых источалась энергия. Но явление самоотверженности дало сияющие ступени восхождения.

Один эллинский мудрец, замечая свое здоровье, весьма огорчался: «Неужели сила моя не может исходить туда, где она требуется?» Так можно многими примерами доказывать, что Великое Служение вовсе не есть земное здоровье. Также можно доказать, что иные больные живут дольше предполагаемых здоровых. Подумайте, что отдача энергии есть высшая щедрость и милосердие.

Мыслитель говорил: «Благо в том, что каждый имеет при себе незримое богатство»» («Надземное», 379).

 

«Урусвати знает, насколько различны бывают ощущения во время и после полетов в Тонкий Мир. Можно сказать, что такие ощущения устремляют к самому высшему, но могут быть и болезненные, и даже неприятные.

Ярые отрицатели будут настаивать, что все такие иллюзорные представления не более как сны, основанные на пищеварении. Но люди, испытавшие Мир Тонкий, знают о его реальности.

Почему же так противоположны ощущения при касании к Миру Тонкому? Не следует думать, что они происходят лишь от наших настроений. Наоборот, причины нужно искать в химизме различных тонких сфер. Нужно, чтобы врачи исследовали и сопоставили показания выделявших тонкое тело с их физическими чувствованиями. Можно найти совпадение между ощущениями и виденными частями Тонкого Мира. Можно заметить, что после возвращения в земное тело покажется много противоположных ощущений. Между ними можно иногда установить признаки какого-то отравления. Все эти показания лишь доказывают, что и тонкое тело имеет физические свойства.

Также это доказывает, что химизм различных сфер весьма разнороден. Конечно, при приближении к жилым местам можно ощущать их излучения. Даже не слишком темные места могут иметь беспорядочные излучения и тем причинять боль после возвращения в земное тело. Так опыт с выделением тонкого тела сопряжен с различными ощущениями. Будет время, когда такие общения произойдут на точном научном основании. Но каждый путь исследования тернист.

Мыслитель нередко чуял выход тонкого тела. Он мысленно направлял его в сферы, где он мог познать нечто новое» («Надземное», 387).

 

«Урусвати знает, что большинство людей переходит в Тонкий Мир отягощенное земными привычками. Урусвати не однажды во время полетов в Мир Тонкий усматривала, как явленные добрые люди строят свой быт по образу земного. Можно поражаться, что новые условия нисколько не вдохновляют к новому заданию. Но среди пережитков можно заметить поучительные. Так, люди, чрезмерно заботившиеся о своих земных болезнях, продолжают те же рассуждения и в Тонком Мире. Они привыкли принимать многие лекарства и не могут представить себе, что эта сторона им не нужна. Они изобретают пользование химизмом атмосферы, но жаль, что этот принцип они не приносят с собою при новом воплощении.

Удивительно, что земные врачи не обращают внимания на химизм атмосферы. Они советуют чистый воздух, или морской, или горный, но не исследуют явные химизмы, которые разнородно наполняют низкие земные слои.

Не говорю о ядовитых испарениях, которые могут легко быть наблюдаемы, но имею в виду высшие химизмы, которые могут быть изучены на основании астрохимии и астрологии. Нужно начать эти наблюдения, и терапия примет особый облик. Нужно удостовериться в мощи астрохимических излучений. Мы изучаем эту область, и сферы тонкие дают особые возможности. Но и земные люди могут приобщиться к этой области. Необходимо лишь малое допущение, но земные привычки — первые враги всех допущений.

Мыслитель советовал ученикам иногда спросить себя: «Не лишил ли я себя чего-то?»» («Надземное», 390).

 

«Урусвати правильно заметила, что ее болезнь усилилась при мировых потрясениях и при болезни близких. Пространство стонет, и сердце болит.

Истечения психической энергии бывают произвольными и непроизвольными. Первые вполне понятны, ибо мысль посылает волны, но не всегда понятны вторые. Между тем, совершенно естественно, что сила дисциплинированной психической энергии присоединяется к главному магнитному потоку. Учитель предлагает, чтобы к Нему обращались, но это не за тем, что Учитель не знал бы, где нужна помощь. Напротив, по причине призыва получается приобщение к мощному току энергии. Учитель расходует много энергии. Можете представить себе, какое усилие необходимо для воздействия на многие страны, чтобы соединить разнородные свободные воли.

Так называемые священные боли являются чрезмерной выдачей психической энергии. Но можно ли сетовать на человека, который и волей и сущностью своею служит на Общее Благо! Нельзя определить предел, который может быть запрещен для помощи человечеству.

Я не раз рассказывал о прекрасных деятелях, полагавших силы на благо мира. Они страдали немало, но такие молнии энергии приносили оздоровление пространства. Сами они не знали, где происходит спасительное следствие, и только после из Тонкого Мира могли удостовериться в своих победах.

Мы все знаем, как болит сердце за человечество, и черпаем силы лишь ради будущего. Часто нелегко утвердиться на пути к будущему.

Мыслитель указывал, что каждый путь проходится ради будущего» («Надземное», 395).

 

«Урусвати знает, что кроме общеизвестных эпидемий существуют многие, на которые не обращают внимания. Так можно отметить сонливость, которая неожиданно овладевает целыми селениями. Конечно, это не летаргия и не сонная болезнь, но оказывается потерею психической энергии. Но важно замечать, что такое состояние овладевает одновременно самыми разными людьми.

Такую напряженную посылку уже нельзя остановить и объяснить личным ощущением. Можно приписать напряжению атмосферных токов, но и это пояснение будет односторонним. Конечно, можно понять, что энергия требуется для какого-то действия. Но невозможно следить за размерами подобной эпидемии, ибо люди не привыкли делиться своими ощущениями. Они даже будут стыдиться сонливости и постараются преобороть такую склонность, не думая, что в этом они могут участвовать в каком-то важном действии.

Также люди мало обращают внимание на раздражение слизистых оболочек. Такие эпидемии встречаются часто, особенно во время мировых потрясений. Люди не считают такие воспламенения чем-то серьезным, они не имеют названия таким раздражениям и относят их к простуде. Так, нужно советовать людям относиться внимательно ко всем ощущениям, но не делаться ханжою и подозрительным. Явление ощущений пусть будет понято в глубине сознания.

Мыслитель говорил: «О Неведомый, прими мои силы, если они полезны во благо»» («Надземное», 397).

 

«Урусвати знает, что пространственные токи в сущности благодетельны, но могут быть и разрушительны, когда они касаются гнилостной земной атмосферы. Часто самые благодетельные химические составы от одного ингредиента превращаются в сильные яды. То же самое происходит с некоторыми пространственными токами, когда на них действует коричневый газ Земли. Но сама планета не виновна в таких вредоносных испарениях. Царь планеты — человек является творцом ядов.

Ученые лишь с оговоркою соглашаются в том, что человеческие излучения преображают всю окружающую атмосферу. Никакие другие излучения несравнимы с мощью человека. Он может и оздоровить, и отравить все окружающее. Не столько больные люди могут отравить атмосферу, сколько раздражение, гнев и всякая злоба. Теперь сопоставьте — много ли добрых излучений одновременно проявляется на коре земной и насколько превышают их злобные мысли.

Говорю не об идеальных мечтаниях, но о врачебных советах. Человечество страдает от раздражения слизистых оболочек и от злокачественных опухолей, эти бедствия принимают размер эпидемий. Множество соображений высказывается, но среди них упускают из виду, что такие эпидемии происходят от пространственных воздействий.

Явление санитарии нужно Земле. Нужно очистить слои зараженные, но сделать это может лишь сам человек. Если каждый житель земной подумает о состоянии своей психической энергии и опасется ухудшить его, то уже может начаться оздоровление. Самые опасные эпидемии наткнутся на незримые противодействия, и начать такую защиту можно в каждодневной обыденности.

Мыслитель просил: «Не допустите злобу, она есть источник болезней»» («Надземное», 413).

 

«Урусвати знает, что звуковые волны нарушаются не только материальными грубыми средствами, но даже и тончайшими газообразными веществами. Можно написать целое исследование о нарушении звуковых волн, и следует это сделать. Земля окутана облаком газа, и за последнюю четверть века особенно уплотнился этот мрачный покров.

Можно удивляться, что, несмотря на такое препятствие, все-таки удаются многие опыты. Прежде всего, имею в виду передачу мысли на расстояние. Конечно, энергия мысли самая проникающая и не связанная расстоянием, но и она подвергается нарушению газами. Человечество не знает, насколько оно вредит эволюции, творя разрушительные газы. Никто не может установить, насколько распространяются газы и какие сочетания они породят.

Не будем говорить об убийственных порождениях для сознательного взаимного уничтожения. Каждый знает их разрушительное действие не только на атмосферу, но и на почву, такие яды составляют позор человечества. Но кроме них производятся многие газы для различных новых изобретений, они также усугубляют мрачный покров Земли.

Можно предложить каждому химику изобрести и противогаз, но такое изобретение будет особенно трудным. Даже если оно обеспечит малую область, то все-таки никто не сумеет определить трансформацию газа и предел его распространения. Таким образом, человечество создает новую опасность и расплачивается новыми болезнями. Пусть человечество несет ответственность за свое земное здоровье, но непростительно, когда затрагиваются и тонкие сферы.

Мыслитель уже давно замечал, насколько может быть ядовит дым от печей и костров. Когда Он видел зажженные факелы, Он замечал: «Кому суждено вдохнуть такой яд?!»» («Надземное», 416).

 

«Урусвати знает о так называемых пожирателях воздуха, но могут быть такие же пожиратели психической энергии и пространственных токов. Много причин к такому неравновесию. Могут быть причины атмосферные, причины атавистические, причины кармические. Также люди могут подпасть чрезмерному воздействию по причине своих привычек.

Уже издавна люди находили способы восстанавливать равновесие. Один из древних способов — это пранаяма. Среди ритмических упражнений можно было находить равновесие, охраняющее от излишеств восприятия. Ничего не может быть разрушительнее, нежели пожирание излишка энергии.

Обычно человек не отдает себе отчета, что он чрезмерно пожирает энергию. Такие люди, в некоторых отношениях, приближаются к вампирам. Нелегко излечить их, ибо они не признают свою болезнь, но такое состояние уже будет болезнью и может быть заразным. Оно начинается настолько неприметно, что сам человек и близкие его не замечают. Не явно становится человек пожирателем. Он иногда испытывает боли, но также может ощущать приливы психической энергии. Такое состояние помогает человеку оказывать влияние на окружающих. Невозможно сказать, что такое состояние всегда вредно, но тонка граница между правильной мощью и избытком напряжения.

Мыслитель заботился о равновесии сил человека. Он говорил: «Золотая мера пусть подскажет нужную мощь»» («Надземное», 421).

 

«Урусвати знает, что переливание крови применяется часто. Об этом мы уже говорили, но необходимо указать на два обстоятельства. Уже начинают координировать физические качества крови, но это будет еще примитивным условием. Скоро поймут, что психическое условие особо важно, затем будет время, когда осознают кармические условия. Только соблюдение этих трех условий даст нужное следствие.

Кармическое созвучие не значит, что кровь близких будет наилучшая. Люди научатся распознавать кармические связи. Астрология и ясновидение будут хорошими помощниками. Также можно ожидать, что психическая сторона будет справедливо оценена. Мало говорить о расовом коэффициенте крови. При смешении племен этот признак может значительно стираться, но психическое значение ауры может показать иные особенности.

Скажут — долго применять такие методы, когда требуется немедленное вливание. Но кроме спешных случаев имеются и такие, где день или два не имеют решающего значения. Даже при неотложной операции успевают произвести различные исследования, тем более при решении о качестве крови нужно проявить особую осмотрительность.

Запасы смешанной крови свидетельствуют о невежестве. И в физическом, и в психическом отношении следует подумать, какие противоположные элементы сливаются без разбора. Вместо основательного исцеления получается мнимое — подобие робота. Люди не понимают, какие следствия для будущих поколений они закладывают. С одной стороны, люди как бы заботятся о чистоте поколений, а с другой — они безумно вливают разнородную кровь.

Мы сожалеем, видя, как люди необдуманно обращаются с сильнейшими веществами. Психологи нуждаются в расширении их познаний. Именно они могут подать человечеству нужный совет. Они должны научить мыслить тоньше, чтобы человек мог распознать, где граница, которая должна быть охранена.

Мыслитель часто говорил: «Кровь есть ценная связь жизней»» («Надземное», 422).

 

«Урусвати знает, что предстоят многие врачебные усовершенствования. Прежде всего, будет оценена психическая энергия. Больные будут подвергаться основательному исследованию в отношении качества их психической энергии. Можно будет усилять лечение посредством применения соответственной энергии. Можно будет окружать больного особым озоном, который подкрепит состояние энергии. Даже можно воздействовать посредством человеческой энергии, которая передается через близкого сожителя.

Также будут изучаться источники разных заболеваний, которые кроются в некоторых людях. Уже и теперь обращают внимание на таких носителей болезней, но их несравненно больше, нежели кажется. При таких изысканиях можно прийти к заключению, что из таких носителей болезней можно устроить особые поселения, и они не будут вредить друг другу. Много новых полезных мер может быть применено, когда люди обратят достаточное внимание на носимые ими энергии.

Можно припомнить из древности многие примеры, указующие на понимание внутренней энергии. Так, существовал обычай, когда при передаче дара человек полагал руку на предмет и даже держал его некоторое время на себе. Таким образом, магнетизм дарителя наслаивался на предмете. Также подаренный предмет обматывался волосами или окунался в намагниченную воду. Но если даже в древности люди имели понятие о всеначальной энергии, то насколько больше теперь могут научно приложить ее.

Мыслитель советовал для убеждения собеседника полагать ему на плечо руку» («Надземное», 423).

 

«Урусвати знает о наполнении пространства мысле-волнами. Вы можете представить, насколько напряжено пространство вокруг Нас. Волны самой различной силы и разнородного содержания пресекают друг друга. Часто волны эти бывают одинаковы по напряжению и внедряются между собою. Нельзя указать, которые часы молчаливее, ибо волны спешат из двух полушарий.

При действенной прочей работе нужно назначать очередь для принятия посылок дальних. Но это нелегко, так как организм, напряженный и утонченный, не может не отзвучать на обращения повсеместные. При этом нужно помнить, что, кроме прямых обращений к Нам, пространство гремит мировыми событиями. И теперь такая разноголосица достигла такого предела, когда она может вредить человеческому организму. Мысле-волны врезаются как стрелы в слизистые оболочки — горло, уши, глаза и все прочие слизистые ткани могут быть поражены. Бывают периоды, когда мысле-волны усиливаются по причине своей взаимной враждебности. Ведь не всегда можно видеть разрывы черных снарядов, в них уже действуют неземные Силы, но земные мысли утраивают их действие.

Мы должны отложить многие опыты, когда мир находится в таком напряжении. Многие стоны Мы должны утишить, при многих болях помочь, много советов подать. Только делимость духа может дать возможность одновременно отозваться на разные и самые спешные события. Люди менее всего представляют себе насыщенность атмосферы. По их мнению, некто должен все уметь, но сами они продолжают противодействовать. Эти стороны Нашей жизни мало поняты.

Люди говорят о лучах церемониальных, но лучше бы подумали о лучах скоропомогающих. Среди смятения требуется особое сотрудничество. Мы уже говорили о времени хуже войны, и вот можно видеть, как протекает такое время. Наблюдатели могут думать, что предел уже исполнился, но беспредельность имеется во всем.

Мыслитель останавливался над пропастью и замечал: «Кажется, пропасть бездонна»» («Надземное», 427).

 

«Урусвати знает, что зрима не только человеческая аура, но и эктоплазма, которая тоже принадлежит к тонкой природе. Достаточно известно, что тонкие существа пользуются эктоплазмой медиума, из нее ткут они свои видимые одеяния. Но сейчас хочу напомнить о постоянном проявлении эктоплазмы, каждый человек ею обладает. Существа тонкие вьются вокруг каждого и употребляют частицы эктоплазмы — получается, что вокруг человека атмосфера наполнена такими лохмотьями вещества. Многие иногда замечают такие туманные пятна, которые проплывают в пространстве, принимая различные очертания. Врачи относят эти явления к несовершенству глаз, но они скорее доказывают именно совершенство глаза.

Могут спросить — такие истечения эктоплазмы могут ли отражаться на здоровье? Конечно могут, особенно в зависимости от свойств похитителей. Низкие жители прожорливы и не считаются с вредом наносимым. Но могут приближаться и заботливые существа, которые поспешат восполнить похищенную эктоплазму.

Также могут спросить — как можно противостать нежелательным посетителям? Только бодростью духа, не позволяя касаться нашей сущности. Урусвати знает, как отскакивали назад нежелательные гости, при этом не требовалось отгонять их, они сами не могли продвинуться через заградительную сеть. Также естественные условия всегда самые лучшие, но для этого нужна естественная закалка духа.

Уныние является самым мрачным посредником. Также раздражение будет приманкою для самых безобразных гостей. Нужно, чтобы люди крепко запомнили, что эктоплазма выделяется вовсе не только на каких-то особых собраниях, но постоянно, и лишь крепкое и бодрое сознание не допускает чрезмерного истечения. Но какую плотную атмосферу образуют эти лохмотья, и люди должны дышать такими отбросами! Но могут быть и чудесные выделения, которые называются пищею богов, о них еще поговорим.

Мыслитель учил, что окружающее пространство наполнено веществом тонким» («Надземное», 430).

 

«Урусвати знает, что воспаление слизистых оболочек становится бичом человечества. Отравленная атмосфера поражает ткани. Невозможно представить себе, как многообразны признаки этой болезни века. Люди пробуют приписывать замеченные симптомы прежним видам болезней, но они не могут понять всю особенность этой эпидемии. Она часто проявляется как бы безобидными признаками, но руки врача не могут определить причину и развитие болезни. Потому полезно, чтобы врачи исследовали организмы всеми научными способами.

Никто не скажет, когда воспаление перейдет в поражение ткани со всеми разновидными последствиями. Может быть, воспаление затихнет и рассеется, но и за этим процессом нужно следить. Можно указать самую простую неразъедающую пищу, но питание нужно, чтобы организм имел достаточно жизненности.

Само явление болезни может быть чрезвычайно разновидным, иные органы могут причинить боль косвенную или непосредственно. Воспаление оболочек связано с нервной системой и потому может вызывать рефлекторные боли. Потому так нужно всестороннее исследование всего организма. Нередко можно замечать, что зловредное поражение обозначается болью в противоположной части тела. Вообще слизистые оболочки являются посредниками в самых разнообразных функциях организма, и они первые воспринимают насыщенность окружающей атмосферы. Таким образом, если даже не происходит опасного процесса, то все же следует обращать внимание и явить бережность.

Не забудем, что такая эпидемия была предвидена давно. Когда Мы говорили об Армагеддоне, Мы вовсе не имели в виду лишь войну, но все губительные последствия смятения человечества. Не нужно впадать в уныние, ибо в таком подавленном состоянии человек открывает доступ всему ядовитому. Но мудро знать, что эпидемии следуют за Армагеддоном. Нельзя ограничиться лишь известными формами болезней, нужно быть готовым к признакам самым сложным и необычным. Пусть врачи, хотя бы отчасти, признают новую болезнь, которая обнаружилась повсюду.

Мыслитель говорил: «Неужели найдется такой самомнительный человек, который будет полагать, что им изучены все явления Природы?»» («Надземное», 435).

 

«Урусвати знает, что вибрационное лечение весьма индивидуально. При множестве существующих вибраций невозможно предписать их употребление, необходим путь опыта на основании трех пособников: один из них будет ясновидение, другой — помощь маятника жизни и третий — указание пациента под гипнозом. Только при таких пособниках можно нащупать нужные вибрации. Само лечение может происходить при посредстве электрического аппарата, но также возможны вибрации пассами рук.

Я употребляю особый Наш аппарат, который Урусвати видела, но для этого требуются особые условия, недоступные врачам. Но из этого не следует заключать, что применение вибраций невозможно. При всех условиях только потребуется от врача особая сообразительность и подвижность. Он может заметить, что нужнее применить переменный ток, и тогда он должен быстро найти дополнение. Также он должен понять, когда приложим охлаждающий ток или самый горячий. Не нужно ошибаться в токах, иначе будут нежелательные следствия.

Также нужно иметь в виду, что при эпидемии, о которой мы говорили, могут быть очень ускоренные симптомы, и нужно уметь усмотреть их. Также не следует применять сильных вибраций при недостаточной опытности. Каждое новое применение необходимо проверить на малых неопасных заболеваниях. Также нужно проверить, который из трех пособников приложим. Ведь они применяются и воспринимаются индивидуально.

Урусвати много раз ощущала Наши вибрации. Она знает, насколько они разнообразны, и время их применения тоже различно. Они могут быть очень приятны, но иногда и трудны. Так могут они усилиться при полном доверии.

Мыслитель говорил: «Доверие есть оружие самое верное. Но где граница доверия? Знает человек, что доверие безгранично»» («Надземное», 436).

 

«Урусвати знает, сколь необходимо пресекать всякие недоумения. Мы упоминали о пранаяме, но в то же время указывали на естественные пути восхождения. Не будет ли в этом противоречия? Поясним — Мы не отвергаем пранаяму и даже указываем на полезность ее. В некоторых случаях пранаяма будет как лекарство для организма.

Мы постоянно советуем легкую пранаяму. У нас дыхание есть важный процесс, но во всем естественная пранаяма будет наилучшим решением. Люди не должны лишь определенное время посвящать очищению дыхания. Они нуждаются в этом многократно в течение дня. Потому целительно вдохнуть свежую прану несколько раз перед произнесением каких-либо значительных слов. Такая естественная пранаяма ответит современному положению вещей.

Могут сказать, что ораторы часто употребляли такой метод. Но редко они действовали сознательно; между тем именно сознательность преобразит каждый вздох. Таким образом, возражатель поймет, что известное качество пранаямы Нами весьма утверждается, но мучительные древние приемы должны быть пересмотрены...»  («Надземное», 441).

 

«Урусвати знает, что всеначальная энергия тем сильнее, чем она сознательнее воспринимается. Это обстоятельство давало основание называть эту энергию живой или божественной. Человек может действовать посредством всеначальной энергии, если она будет для него непреложной. Люди могут ощущать эту силу, когда они любят ее.

Проникновенный врач назначит больному наиболее любимую пищу, то же самое происходит, когда для удачи опыта указывается вещество наиболее любимое. Даже самый простой человек чует внутренне, что ему особенно близко. Можно производить замечательные опыты, сопоставляя пригодные для организма вещества. Можно убеждаться, что сам человек чует, что ему полезнее, но нужно удалять все наносное, иначе пьяницы будут утверждать, что им полезно лишь вино.

Для распознавания наклонностей человека нужно иногда прибегать к гипнозу. Человек скажет не только о продуктах ему полезных, но назовет минералы, металлы и растения, ему наиболее нужные. При этом обнаружится поразительная индивидуальность неповторимая. Можно видеть, что человек назовет самые различные предметы, которые могут показаться на первый взгляд взаимоисключающими, но при тончайших химических изысканиях можно увидеть, что некоторые сочетания окажутся полезными.

Вообще, основание индивидуальности нужно осознать, особенно в настоящее время. Люди стремятся все уравнять и обобщить, но природа в каждом явлении показывает индивидуальность. Поняв щедрость этой основы можно легко мыслить о естественном продвижении. Можно во всем признать ценность индивидуальности.

Все, кто восстает против условности человеческих делений, должны в то же время признать и закон индивидуальности. Нет такого явления на Земле, при котором не было бы яркой индивидуальности. Мы говорили об эктоплазме, которая присуща каждому человеку, но каждое показание эктоплазмы будет индивидуально. То же самое нужно сказать о выделениях тонкого тела. Все существующие насильственные средства скорее будут препятствием, ибо все предписания обычно не считаются с индивидуальностью. Тем более Мы ценим индивидуальное приближение человека к предметам.

Мыслитель говорил: «Каждый человек имеет свой путь неподражаемый»» («Надземное», 444).

 

«Урусвати знает о беспредельности всех мысленных манифестаций, в том числе будет и свободная воля. Люди могут противополагать свободную волю даже космическим явлениям. Не нужно удивляться, если даже закон будет поколеблен усилиями свободной воли, оттого такое множество кармических несчастий. Люди вызывают сильнейшие потрясения, вместо того чтобы следовать космическим путем. Не нужно полагать, что настойчивость свободной воли не затронет гармонию Космоса. Не только затронет, но умноженно прогремит по всем сферам.

Мудрые древние пытались усовестить людей, рассказывая о богатырях, которые могли говорить с дальними мирами, но сказания оставались сказками. И сейчас, когда век называется энергетическим, люди по-прежнему не придают значения мощи мысли. Можно радоваться, если в университетах начинают работать над мысленными передачами, но, к сожалению, эти исследования сводятся к некоторым механическим приемам, из которых не может произойти просвещения человечества о значении мысли как об энергии самой тончайшей.

Нужно, чтобы познание мысли помогло и дисциплине свободной воли. Нужно понять, что целые планетарные события зависят от ярости необузданной свободной воли. Вот Земля переживает Армагеддон, но и в этом бедствии свободная воля имеет значение. Не могут Силы неземные сотворить такое бедствие без долгого участия человечества.

Прошу обратить внимание на эпидемию психического безумия. Нельзя приписывать происходящее отдельным лицам, нужно осознать, что народы способствуют мировым потрясениям. Не следует полагать, что события сами родятся и сами умрут. Может быть, сейчас произрастут семена посевов, совершенных около двух тысяч лет назад — так бережно хранит пространство явление мысли.

Мыслитель указывал, что люди могут познать свои обстоятельства, заглянув в хранилище очень древнее» («Надземное», 445).

 

«Урусвати знает, как болезненно отражаются дисгармонические токи. И самовосстановление равновесия тоже является следствием многих болевых ощущений. Так, можно вспомнить, как страдал Наш Брат К., когда Он ощутил воздействие злобных и невежественных посылок. Он менее почувствовал бы эти влияния, если бы пространственные токи не были тогда тяжки.

Мы уже говорили об эпидемии воспаления слизистых оболочек, такое явление тоже нужно отнести к воздействию токов, но усиленному земным смятением; Мы сказали это слово, чтобы указать главную причину.

Нелегко восстановить равновесие, когда и сверху и снизу посылается дождь вредоносный. Лечение, прежде всего, требует спокойствия, но иногда оно недоступно. Наш Брат страдал продолжительно, ибо, даже при лучших условиях, спокойствие не могло быть немедленно восстановлено.

У Нас знают эти приступы земных смятений. Каждый из Нас испытал когда-то такие напряжения. Даже обычные токи в таких условиях оказываются чрезмерными, и Мы, по возможности, даже удерживаем такие вибрации, которые могут вредить. Не нужно удивляться, что в такое время не может быть насыщенных проявлений. Нужно беречь организм. Мы можем дать совет — не утомляйтесь и, если чуете приступ сонливости, не насилуйте себя.

Ярое столкновение токов должно отзываться на чутких организмах. Прежде уходили в пустыню, чтобы хотя избавиться от земных смятений, но теперь люди овладели даже воздухом, и токи напряглись. Так, когда Мы говорим о переполнении пространства, Мы имеем в виду не отвлеченность, но земную реальность.

Мыслитель говорил о битве незримой» («Надземное», 462).

 

«Урусвати знает, что пространственные токи достигают Землю в разных ритмах, так вибрации космические создают особые узоры. Потому не следует думать, что надземные химизмы надвигаются подобно огромным облакам, окутывая Землю как бы туманом. Скорее можно сравнить ритмы химизмов с узорами песка, получаемыми от звуковых вибраций. Этим объясняется, почему люди чувствуют химизм не повально, но в каких-то чередованиях; тем самым затрудняется изучение пространственных химизмов.

Конечно, волны земных газов могут дать хорошие примеры. Часто люди страдают от газов, но находящиеся поблизости не ощущают вреда. Кроме того, каждая пространственная волна воспринимается различно, в зависимости от состояния нервных центров. Например, напряженные центры могут даже притягивать такие волны, ведь напряжение порождает своеобразный магнит.

Когда Мы говорим о необходимости спокойствия, Мы настаиваем на целесообразности. Представим себе человека, нарушившего равновесие, сколько сугубых химизмов он привлечет и сделается центром незримых столкновений. Конечно, до известной степени Мы можем прийти на помощь Нашими вибрациями, но не забудем, что обрушивающиеся химизмы могут быть очень сильны и потребовать мощных воздействий. Для человека будет нелегко оказаться предметом, около которого кипит битва вихрей. Потому Мы часто советуем не огорчаться чрезмерно. Людям может казаться, что произошло нечто непоправимое, но на самом деле это была лишь мимолетная туча. Так, каждое Наше указание есть медицинский совет.

Мыслитель говорил: «Чем же отблагодарим Незримых Врачей?»» («Надземное», 464).

 

«Урусвати знает о научном значении так называемых талисманов. Мы уже говорили о намагничивании предметов, которое при благоприятных условиях может действовать долго. Но для некоторых все же остается неясным вопрос о судьбе талисманов, попадающих в недостойные руки. Талисман в недостойных руках теряет силу, так же как магнит теряет мощь при неблагоприятных условиях.

Множество людей было сожжено и мучимо из-за талисманов, но теперь наука установила намагничивание предметов. Люди хотят знать, который способ намагничивания лучший? Это воздействие индивидуально: кто делает пассы над предметом, кто полагает его на ночь у изголовья, кто носит его у сердца, кто лишь дотронется и кто только посмотрит. Но может быть намагничивание на расстоянии, но для этого нужно знать предмет, чтобы отчетливо его представить себе.

Также нужно, чтобы предмет находился в одинаковом окружении и чтобы никто не дотрагивался до него голою рукою. Непроводник электричества будет при этом полезен. Уж не волшебство ли? Но такие указания представляют простейшую научную профилактику. Для таких опытов редко достает терпения, но передача энергии есть один из самых мощных показателей. При таких испытаниях можно судить, насколько феноменален дар владения энергией.

В сущности говоря, такой дар не феноменален, но многое зависит от окружающих условий. К сожалению, люди меньше всего умеют бороться с окружающими условиями. Из ста семей не более пяти могут похвалиться гармонической обстановкой. Много энергии пропадает при домашних трениях! Усовершенствование домашней жизни должно научить целесообразности. Каждый человек, обладающий запасом психической энергии, должен быть храним заботливо, но человечество об этом даже не думает. Если открыватели вод так ценятся, то и все хранители особой психической энергии должны быть оберегаемы. Каждое растение имеет какое-то целебное свойство, но применение его нужно найти. То же нужно сказать о каждой индивидуальной энергии.

Растительные микстуры могут дать весьма сложные действия. А что же сказать о микстуре человеческих энергий, разве изучаются сочетания их? Для брака требуется медицинское свидетельство, будет время, когда потребуется и психическая энергия, и тем разрешится проблема дисгармонии.

Мыслитель говорил: «К чему люди надевают на шею жернов, когда лучше заботиться о крыльях»» («Надземное», 470).

 

«Урусвати знает, что земное долголетие само по себе не показательно. Но, кроме атавизма, могут быть три причины, могущие продолжить жизнь на Земле: первая, когда человек хочет закончить какую-то общеполезную работу; вторая, когда человек стремится помочь кому-то или чему-то; третья является не менее уважительной, когда человек может свидетельствовать о событиях, которые были неправильно освещены. Но во всех трех причинах требуется сознательное, неудержимое устремление.

В этом условии не должны участвовать разлагающие обстоятельства, из них первое — страх. Не может быть усердного устремления, если оно разбавлено страхом. Можно химически проследить, насколько страх убивает жизнь. Конечно, и злоба, и зависть, и все прочие темные обычаи разлагают энергию, потому не может человек лишь на словах уверять, что он полон самоотверженности. Нельзя внушить себе самоотверженность, если она не сложена в глубине «чаши». Люди будут уверять, что они ничего не боятся, но сами будут дрожать при первом поводе.

Пусть в школах испытывают мужество. Можно представить себе целый школьный предмет, когда ученики должны ответить, как они поступят при различных опасностях. Нельзя требовать, чтобы дети немедленно проявили находчивость, но можно довести их постоянным обучением познания жизни до мужественных решений. Такое соревнование в находчивости будет хорошим мозговым упражнением. После ученики поймут, как лучшие Деятели доходили до высшей устремленности.

Мыслитель требовал, чтобы ученики хотя бы один день из недели посвящали марафону находчивости. Он знал, что этот доспех понадобится часто в жизни» («Надземное», 474).

 

«Урусвати знает, что иногда даже крупнейшие деятели кончали слабоумием. Можно тому указать исторические примеры. Люди совершенно не могут понять, что ум великий может как-то испариться. Врачи приписывают такое явление некоторым болезням или переутомлению под давлением необычных работ, но, как всегда, при этом забывают главную причину.

Деятель, особо выдающийся, подвергается неимоверным нападениям. Не следует думать, что такие бесчисленные злобные стрелы не приносят вреда. Они не только наносят психические ранения, но, пересекая ауру, они производят несносные вибрации. При защитных ударах происходит ярая битва, но центр ее остается как бы в смерче.

Советуем при таких нападениях, по возможности, менять местожительство. Может показаться невероятным, но вражеские посылки не могут скоро овладеть новым местом. Так и в исторических примерах многое бы изменилось, если бы деятели спешили переменить местонахождение. Но нелегко переменить место и покинуть битву за благо. Никто не согласится как бы отступить и предоставить врагу торжествовать. Никто из окружающих не поймет мудрость решения и обвинит в трусости. Так Аполлоний Тианский не раз был обвиняем в предательстве и изменчивости, когда он чувствовал необходимость запастись новыми силами в дальних странах.

Мыслитель говорил: «Великий отец народа Перикл был расстрелян ядовитыми стрелами. Он не прикрылся щитом, хотя щит есть необходимая часть вооружения»» («Надземное», 475).

 

«Урусвати знает, что даже самое малое действие бывает сопряжено со многими окружающими условиями; то же лежит и в основании великих действий. Люди мало понимают, что психическое воздействие зависит от многих условий. Особенно люди не желают признать это при врачебных воздействиях.

Люди запускают болезни. Мало того, они окружают больных самыми отвратительными влияниями, и затем требуют немедленного исцеления. Но такие целительные воздействия должны быть сопровождены и созданием соответственных условий. Так называемое чудо не может быть произведено при враждебных условиях. Люди готовы призывать врача с угрозами и с полным недоброжелательством.

Люди не соображают, что даже мощная энергия может быть отравлена и пресечена. Нередко люди зовут врача и за его спиною шепчут слова недоверия. Пусть ученые исследуют, какой процент исцелений при доверии к врачу и как много ухудшений болезней при недоверчивом отношении.

Мы не раз повторяли, что действие каждое должно сопровождаться доброжелательством. Даже обычная домашняя работа будет иметь благое следствие, если она производится с добрыми мыслями. Много хороших действий сокрушилось от раздражения и недобрых помыслов.

Мыслитель особенно уговаривал учеников, чтобы они не окисляли свои добрые намерения» («Надземное», 479).

 

«Урусвати знает, как печалимся Мы каждому зарождению зла. Скажут — зачем печалиться, не лучше ли пресечь распространение зла? Так говорят неразумные, которые не представляют себе, как осторожно нужно пресекать зло. Только врач, изучивший многие болезни, знает как нужно предусмотреть разные условия не только в самом организме, но и окружающие.

Также можно сравнить зло с некоторыми формами рака. Врач понимает, что на некоторых органах рак неизлечим. Также врач знает, что для операции нужно избрать наилучший момент и приготовить организм к такому потрясению. То же самое, но в большей степени, можно видеть на психической борьбе. Сами люди не сознаются, что в них зародилось злобное чудовище, наоборот, каждый зараженный пытается скрыть свой недуг.

Но можно ли вторгаться в сущность человека, если он всячески противится такой помощи? Правильно сказано: «Исследуйте каждую вещь». Но многие ли готовы к такому исследованию? Люди не любят не только помыслить о происходящем внутри них, но они встретят враждебно каждую попытку направить их мышление о их существе. Учения говорят, что для продвижения нужна добрая воля. Также и для искоренения зла нужно согласие самого страждущего.

У Нас потому печаль о зарождении злобного чудовища, что Мы предвидим, сколь сложная битва предстоит. Невозможно мечом, одним ударом, сразить все головы гидры. Сказано, что каждая капля крови ее порождает новых отпрысков, значит, нужно применить такие меры, чтобы чудовище погибло голодною смертью. Нужно пресечь питание чудовища, и оно исчезнет, превратившись в щепоть золы. Но такое уничтожение требует времени и благоприятных условий. Люди легко могут способствовать таким условиям.

Мыслитель говорил: «Все мы врачи, каждый может произвести хотя бы какое-то исцеление»» («Надземное», 480).

 

«Урусвати знает, что преданность ценна лишь, когда она проявляется в полной мере; в такой мере, что человек и не мог бы проявить ее сильнее. Тогда слагается мощный благотворный химизм, который целителен на дальнее расстояние. Но всякая половинчатость преданности должна быть отнесена в область лукавства.

Человек обманывает и себя, и других, тем он творит яды смертоносные. Человек должен сказать: «Предан, даже если это мне не выгодно». Но какая же уродливая преданность будет, когда люди воскликнут: «Будем преданны, так будет очень выгодно!» Никто не сомневается, что каждая корыстная преданность заслуживает иного названия.

Наше Братство основано на взаимной преданности. Мы знаем, что не может быть таких обстоятельств, которые поколебали бы преданность. Могут сказать, что такая преданность получается от долгого сотрудничества. Правильно, но во многом люди сотрудничают, но преданность не крепнет. Так, нужно испытывать преданность от самого малого, она укажет, как обойтись бережно, не создавая осложнений.

Преданность не есть порабощение, она есть улыбка понимания и сочувствия. Вдумайтесь в это прекрасное слово, оно выражает гармонию, основанную на созвучии чувств. Каждый человек мечтает о сочувствии, но часто он требует сочувствия лишь к себе, забывая, что само это понятие предполагает обоюдность. В этом недоразумении скрываются многие несчастья.

Мыслитель говорил: «Человек требует сочувствия, но где его ответное чувство? Он считает себя наиболее несчастным, но мерил ли он несчастья других?»» («Надземное», 492).

 

«Урусвати знает, что выдача психической энергии и потрясение ее различны в своей сущности, хотя и сходны по признакам. Люди не понимают, что раздражение слизистых оболочек связано с выдачей психической энергии. Такая усиленная выдача происходит при усилении мыслительной деятельности.

Совершенно индивидуально поражаются гланды и ткани. Посылки энергии на расстояние также вызывают напряжение гланд, особенно когда космические токи неблагоприятны. Но потрясение психической энергии может происходить и без напряжения мыслительной энергии. Потрясения нравственные, или горе, или неожиданные удары, или удачи могут прервать энергию.

Если мировые события грозны, то может получиться целая эпидемия, ее наименования будут различны; будут приписывать сердечные, простудные или желудочные причины, но истинная причина не будет произнесена. Заметят увеличение нервных заболеваний, но, в конце концов, каждая болезнь затрагивает нервную систему. Лечение должно быть как телесное, так и духовное. Нужно спокойное устремление к высоким предметам. Нужно спокойное повторение Соломонова изречения: «И это пройдет». Если недостаточно самовнушения, то можно применить и внушение извне.

Полезные лекарства уже знаете: арсеникум, феррум и, конечно, старый друг валериан. В случае упадка сил — мускус. Теплые ванны полезны всегда. Остальное зависит от местного заболевания. Так можно помочь в разных фазах психического напряжения.

Люди не должны думать, что такая эпидемия не заслуживает внимания — наоборот, все связанное с нервными центрами может распространяться быстро. Незнание причины всегда ведет к плохим следствиям. Если еще добавить всевозможные самоотравления, то получится печальная картина.

Скажут: «Опять пугаете». Но тогда каждый врачебный совет будет запугиванием. Если мы видим возникновение опасности, мы должны предупредить о ней.

Кто-то будет насмехаться над устремлением к высоким предметам; для него и музыка, и все искусства — лишь безделье. Он не знает слова «экстаз», для него это вредный предрассудок.

Мыслитель знал таких насмешников. Он говорил: «Государство должно изгонять закоренелых невежд. Пусть найдут для себя какой-то остров. Но море поглотит такое хранилище глупости. Законы Природы можно нарушать [лишь] до некоторой степени»» («Надземное», 495).

 

«Урусвати знает, что жилища, лишенные психической энергии человека, быстро разрушаются. Мы уже говорили, как машины работают различно в зависимости от рук, ими управляющих. Теперь можно указать на опыт, весьма легко выполнимый. Представьте себе три дома, построенных одинаково: после один остался пустым, второй был занят дисгармоничными людьми и третий стал жилищем гармоничной семьи. Поучительно наблюдать, как различно будет отвечать строительный материал на разные условия. Так и в государствах можно замечать, как различно действует энергия деятелей. Это не нужно относить лишь к фабричным опытам. Успех целого государства зависит от качества психической энергии вождя.

Не столько образованность, не столько опытность, но заложенная энергия может преодолевать самые трудные обстоятельства. Часто люди недоумевают, почему некто может управлять, не соображаясь с принятыми обычаями, успешно? Но пусть спросят врача — не имеет ли психическая энергия этого лица в себе особое качество? Впрочем, врач должен иметь понятие о психической энергии, чтобы указать на ее особенности.

Для опытов над психической энергией не требуется каких-то необычных условий. Всеначальная энергия разлита всюду, и она должна быть наблюдаема при всех проявлениях жизни. Можно сказать — чем проще она будет замечена, тем опыт будет более ценным. Но полезно отметить одно особое свойство этой энергии. Уже знаете, что выдача психической энергии отражается на гландах. У Нас замечают, что если энергия посылается разным народам в разные страны, то реакция гланд очень обостряется. Такое явление объясняется различием психологии народов. Не может энергия восприниматься везде гармонично, и даже происходят обратные удары. Именно они и способствуют раздражению гланд.

Умейте понять, что даже не очень враждебные люди могут иметь настолько особенное сознание, что посылка энергии не может быть усвоена. Потому Мы считаем посылки энергии большою жертвою. Но не скоро человечество поймет о какой жертве говорим.

Мыслитель поучал: «Не думайте, что ваша мысль везде будет желанным гостем. Много горя принесет вам лучшая ваша мысль. Подобно нищему она будет обивать пороги и оскорбленная вернется к вам, ранит ваше сердце. Не огорчайтесь, ибо это неизбежно»» («Надземное», 503).

 

«Урусвати знает: чем сложнее обстоятельства, тем больше спокойствия необходимо. Не примите это как нравоучение, но как врачебный совет. Нельзя представить себе, насколько сложные токи могут поражать организм, потому самовнушение о спокойствии так полезно.

Люди отравляют себя и все окружающее раздражением, это известно, и империл уже упомянут во многих книгах, тем не менее, люди не принимают это во внимание. Больше того, раздражаясь, они утверждают, что они спокойны. Так будем откровенны сами с собою. Также не забудем, что мгновение молчания может успокоить волну смятения.

Пусть врачи исследуют людей во время смятения и раздражения. Они найдут корни их будущих болезней. Удивятся наблюдатели, как при затемнении гармонии проявляются зачатки всех заболеваний. При спокойствии они прячутся и не могут быть усмотрены, но при темных воздействиях они обнаруживаются. Прежде врач перед исследованием предлагал больному успокоиться, но теперь врач найдет такое состояние непоказательным. Конечно, нелегко найти больного в состоянии смятения. Нужно полное наблюдение, но все-таки поучительно наблюдать, как все темные силы пробуждают соседние, уже пораженные органы.

Так и во всем существовании умножаются отрицательные свойства, если окажутся вызыватели. Помышлять о злобном уже будет зарождением ущерба.

Мыслитель просил: «Пусть вы будете своими врачами. Примочка добра будет прекрасным средством»» («Надземное», 510).

 

«Урусвати знает, что Мы не одобряем боязнь и мнительность и относим эти свойства к невежеству. В то же время, Мы настаиваем на бдительности и на осторожности, эти качества принадлежат озарению. Для неразумных нелегко найти границу между различными чувствами. Они назовут мнительность осторожностью, а бдительность наполнят боязнью, таким образом, лучшие качества будут сведены к позорным свойствам. Но разумные поймут, где необходима осторожность, основанная на прозрении.

Когда мир содрогается в смятении, неосторожный будет глупцом. Разумный взвесит все причины и рассмотрит зарождение вреда. Поступит он так не из боязни, но из мужественной решимости. Он не оставит ехидну у порога, ибо зарождение зла принесет ядовитые плоды. Он не скажет — не стоит обращать внимание на малого скорпиона, ибо из малого вырастает смертельный укус. Особенно понимают разумные, что могут быть такие космические напряжения, когда все внимание должно быть направлено на обстоятельства планетарные.

Вы замечали, что обычные занятия бывали иногда вытеснены заботами высшими, такие заботы бывают невыразимы словами, но сознание чует, насколько напряжено пространство. Могут быть заболевания, ибо организм принимает токи сильного напряжения. В такие часы нельзя сказать — не обращайте внимания, наоборот, каждая бдительность должна быть приветствована, а всякая боязнь должна быть осуждена.

Мы говорим о земном и Надземном, ибо Мы, будучи всегда на дозоре, не затруднимся сказать, что умножаем бдительность. По счастью, качества неисчерпаемы. И вы не затрудняйтесь повторять, что в час высшего напряжения нужно проявление высшей бдительности. Не страх понуждает вас к такому утверждению, но желание послужить в лучшей мере. Герои рождаются из такого желания. Мы говорили о качествах героя, по счастью, герой может быть в любом месте жизни.

Мыслитель говорил ученикам: «Почуйте себя героями и почуйте, какой геройский подвиг можете совершить сегодня»» («Надземное», 513).

 

«Урусвати знает, что психическая энергия будет строго изучаема. Теперь люди чуют лишь примитивное присутствие ее, но недалекое будущее покажет, что все достижения науки будут связаны с психической энергией. При этом будут рассмотрены два отдела: один произвольный и другой непроизвольный, последний проявит особое космическое значение всеначальной энергии.

Люди уже понимают значение мысли и пытаются применять ее. Также и посылки волевые уже становятся аксиомой. Но гораздо таинственнее стоит вопрос о непроизвольном выявлении энергии. Люди пока совершенно не признают, что излияния энергии могут иметь пространственное значение. Но можно наблюдать, как некоторые деятели излучали силу, сами того не зная, и такая мощь должна изливаться на дальние расстояния.

Почему же эти деятели не знают, когда они содействуют чему-то, может быть, великому? Они сотрудничают с волею Космоса. Они не могут уклониться от такого сотрудничества, как созвучная струна звучит на великую посланную мощь. Такие деятели усиливают планетные токи и, конечно, должны быть изучаемы как спасители или разрушители человечества.

Можно без труда наблюдать самые поражающие явления, происходящие около некоторых деятелей, но люди еще не умеют подойти к таким явлениям, не имеют даже названий для различных ощущений. Пусть направят внимание на соприкасание земного с Надземным. Пусть посмотрят, как подобает свободным ученым.

Мыслитель поучал: «Не забудем, что каждый из нас может видеть явления высшие, но пусть он прежде всего допустит их в уме своем»» («Надземное», 514).

 

«Урусвати знает, что спокойствие есть понятие относительное. Мы указываем о необходимости хранить спокойствие, но знаем, что даже при добром желании оно может быть достигнуто лишь до известной степени. Тем не менее, если человек будет себе твердить о спокойствии, он хотя бы немного достигнет его.

Не будем винить людей, что они не понимают врачебного значения спокойствия. Они иногда понимают под спокойствием полное бездействие и бездумие, но покой должен быть понимаем как гармония мысли. Отшельники могут быть опрошены, как они достигают равновесия? Они поясняют, что мысль о целесообразности Мироздания будет лучшим проводом к спокойствию.

Люди могут заметить, насколько прошлые заботы оказываются ничтожными по прошествии нескольких лет — так познаем пробный камень. При этом окажется, что многие пышные события утеряли все значение, но малые повороты могут приобрести значение. Они сохраняются в памяти человечества, ибо сознание имеет свои глубокие мерила.

Один врач утверждал, что в некоторых случаях мрачного отчаяния он применял обратную тактику. Когда больной уверял, что все против него, врач добавлял — не забудьте и возможность землетрясения, при таком бедствии все человеческие уловки становятся ничтожными. Так нужно размышлять о спокойствии. Может быть или вечное спокойствие, или вечное беспокойство. Невозможно продвигаться при постоянном беспокойстве, и вдохновение не может нисходить на обуянного беспокойством.

Мыслитель говорил: «Беспокойный человек подобен мешку с ореховой скорлупой»» («Надземное», 517).

 

«Урусвати знает, что земное и надземное должны быть понимаемы как неделимая действительность. Люди много препятствуют такому пониманию. Одни унижают земное, другие кощунствуют над Надземным.

Мы посылаем мысль о гармонии этих начал, но трудно растолковать, что дальнозоркость и близорукость являются качествами, и невозможно дать преимущество одному из них. Дальнозоркий упускает из виду соседние предметы, тогда как близорукий не может познать красоту далей. Но нужно признать, что оба свойства имеют свое преимущество. Также не будем умалять земное во славу Надземного. Целость Мироздания есть красота, и человек должен полюбить все создание, только тогда он может выполнить свое назначение.

Часто йоги гордятся своими достижениями, но они забывают, что труженик, работающий в гармонии, будет не меньшим, нежели они. То же следует сказать о стремлении к долголетию. Когда оно не вызвано особою задачею, оно может даже противоречить закону Природы. Все природные проявления должны протекать в гармонии, и человек должен прислушиваться к условиям мира, так он поймет, что есть естественная йога, истинная связь с Высшим.

Мы достаточно говорили о трех мирах, которые должны быть осознаны. Нельзя ожидать явлений эволюции, когда основы Бытия не признаны. Могут быть судороги, могут быть разрушения, в которых элементы эволюции будут уничтожаемы, так прислушаемся к стонам пространства.

Мыслитель говорил: «Слушайте пристально, неужели ваше ухо не улавливает стенаний пространства?»» («Надземное», 519).

 

«Урусвати знает, насколько утонченны надземные энергии. Даже мощные токи могут быть прерываемы земными воздействиями. Люди трудно воспринимают такие проявления, но вы сами испытали, как земные движения могут пресекать врачебные токи.

Мысли, посылаемые Нами, могут легко быть прерываемы любым людским шумом. Дальние посылки легко вытесняются земными соображениями. Все это означает, что в орбите Земли все притяжения действуют по закону земному. Нужно понять, что для восприятия Наших волн нужно обострить организм прежде всего мысленным утончением. Давно сказано о расширении сознания, но и это понятие толкуется превратно. Нередко полагают, что расширение сознания заключается в допущении всего, но тогда сознание обратилось бы в постоялый двор! Истинное расширение сознания увеличивает восприимчивость и распознавание. Только мышление может способствовать такому очищению, и для общения с Нами нужно уметь мыслить.

Неумеющий мыслить попадает в лес противоречий, вместо того, чтобы найти обобщающий смысл. Только большой неутомимостью можно вырваться за пределы земных притяжений. Только свободная воля может вывести к широкому пониманию особенностей надземных.

Мы недавно сказали о неделимости надземного и земного, не покажется ли теперь противоречием, что Мы говорим о надземных особенностях? Но нет противоречия, когда на вершине дышится иначе, нежели у подножья. Некоторые боятся воздуха вершин, также некоторые боятся мысли о Надземном. Страх этот бывает настолько велик, что он парализует мозг.

Вы знаете людей, которые не могут мыслить о Надземном. Психиатры должны бы изучить таких однобоких индивидуумов, у них некоторые мозговые центры не действуют. Для развития воображения нужен длительный опыт среди смены различных состояний. Правильное развитие воображения спасет от страха.

Житейские мудрецы скажут вам обратное, по их мнению, воображение есть иллюзия и должно быть изгоняемо по закону рассудка. Но правильнее жить не законом рассудка, но законом разума. Древний Ноус позволял признавать Надземный Мир.

Мыслитель чтил разум как путь к Надземному» («Надземное», 521).

 

«Урусвати знает, что беспорядочная толпа порождает особо опасные излучения. Толпа, обуянная одним устремлением, все же менее вредна, нежели проявление беспорядка. Когда ученые сумеют научно исследовать ауру человека, они убедятся, какие убийственные химизмы рождаются при беспорядочных токах.

Не следует думать, что общее согласие толпы легко возможно. Каждая толпа состоит из различных побуждений, новые ядовитые химизмы порождаются именно вследствие разрозненных устремлений. Это обстоятельство ученые должны принять во внимание. Никогда не собирались такие толпы, как сейчас. История не знает таких гигантских городов, как теперь. Рим в период упадка достигал десяти миллионов, но это скопление лишь содействовало его распаду; так и теперь. Существуют предельные цифры, после которых Левиафан начинает гнить.

Много указаний дано, чтобы люди селились вне городов, но все советы пренебрегались и люди самоотравлялись в своих Вавилонах. Уже можно видеть, как события принимают течение давно указанное. Невозможно остановить процесс логический, он народился и должен расти. Вопрос лишь в том, кто сумеет усмотреть благоданность этого преобразования или признает гибель Новой Атлантиды. Радость о преображении может создать лучшие виды общежития, но многие ли готовы к такой радости?

Мыслитель указывал, что люди не знают лучших радостей» («Надземное», 524).

 

«Урусвати знает, что человек должен трояко беречь здоровье. Первое — свое здоровье, затем — здоровье планеты и, наконец, — здоровье надземное. Последнее не есть гипербола, ибо земные жители должны дать себе отчет, что они не могут вторгаться в гармонию Надземного Мира. Также и здоровье планеты зависит от мудрого использования ее сил. Малые человеческие организмы представляют мощные батареи и, поистине, властвуют над ближайшими земными слоями. И свое здоровье человек должен беречь не только ради себя, но и для близких. Только успешное понимание трех здоровий может дать истинное преуспеяние.

Когда говорю о здоровье, конечно, имею в виду не только телесное, но и духовное. Можно убедиться на истории человечества, что эволюция совершалась блестяще, когда оба условия были в гармонии. Можно видеть, как в Элладе здоровье атлетов соединялось с мудростью философов, и государство преуспевало.

Но можно назвать страны, где спорт стал культом и подавил значение духа. Можно убедиться, к чему приводит такое неравновесие, но и здоровье духа не есть ханжество и лицемерие. Мы можем указать, насколько возвышенное знание и искреннее служение Общему Благу составляют устои здоровья духа.

Не нужно предлагать оставление жизни, ибо самое естественное здоровье духа куется в горниле жизни. Также и здоровье телесное должно быть понимаемо разумно: нужно беречь сокровище жизни, но оно не должно отвлекать от самоотверженности. Невозможно найти равновесие среди жизненных противоположений, но здоровый дух скажет свое мудрое решение.

Человек может перейти опасный поток во спасение близкого и не получить убийственной лихорадки, если он движим крыльями духа. Человек может стать стражем планеты, если он в равновесии духа и тела. Человек может послать чистые мысли в Надземные Миры, если он ведом здоровым духом.

Мыслитель спрашивал: «Не думаете ли вы, что мы можем помочь всем музам нашею мыслью?»» («Надземное», 525).

 

«Урусвати знает о появлении новых болезней. Они имеют в основании воспаление гланд, они чрезвычайно разнообразны. Гланды выделяют секреции в увеличенном или уменьшенном количестве. Сами гланды увеличиваются или уменьшаются до отмирания.

Люди могут сообщить друг другу поучительные подробности, но они это не делают и тем способствуют развитию эпидемии. Можно замечать, что пульс и температура весьма колеблются и могут быть боли в нервных центрах. Подобная болезнь не зависит от самих людей, на нее воздействуют химизмы пространственные, получается заколдованный круг.

Люди усиливают своими мыслями и действиями пространственные химизмы, но химизм, как бумеранг, поражает самого создавшего, так происходит опасная эпидемия. Врачи пытаются назвать ее старыми именами, не замечая новых симптомов. Конечно, химизм воздействует на слабые органы, и потому получается разнообразие симптомов.

Можно сказать, что человечество самоотравляется, и могут страдать наиболее утонченные организмы. Так при самых опасных событиях появляются новые болезни. История, к сожалению, не отметила этих соответствий.

У Нас составлены показательные таблицы, которые показывают, что человечество само себя бичует.

Мыслитель постоянно беседовал с врачами, спрашивая, могут ли они замечать волны эпидемий?» («Надземное», 530).

 

«Урусвати знает, что Мы называем новую эпидемию «желтая болезнь», ибо она вызывает желчную пигментацию не только выделений, но и на всех слизистых оболочках. Не следует, чтобы эта болезнь распространялась. Так, нужно соблюдать спокойное настроение, это понятие нуждается в пояснении.

Не следует приписывать настроения лишь желудочному расстройству или простуде. Пусть люди поймут, что причину нужно искать в нервных центрах, которые получают импульс от различных пространственных химизмов. Настанет время, когда врачи сумеют распознать, который из центров затронут, но пока они лишь утверждают о плохих нервах и лечат их наркотиками.

Уже пора перейти к познанию значения нервной системы. Она является посредником с Надземною областью. Дело не в том, что у человека плохие нервы, но в том, какие химизмы и на которые именно центры они воздействуют? Так наука получает для доследования ученых самые высокие области. Нужно установить, что психическая энергия пространства может быть изучаема, и жизнь земная может совершенствоваться на глазах одного поколения.

Мыслитель поучал: «Не только капля воды содержит мир, но каждая частица воздуха уже есть микрокосм»» («Надземное», 531).

 

«Урусвати знает, что при соблюдении известных условий иногда допустимо переливание крови. Это — физическое действие, но может быть и психическое взаимопереливание психической энергии. Не скоро врачи дойдут до научного переливания психической энергии, но оно происходит и само собою при соприкасании излучений.

Проявление переливания психической энергии станет в будущем самым обычным учением. Можно способствовать гармонии человечества при распределении всеначальной энергии. Если можно без вреда уделить значительное количество крови, то так же можно поделиться и запасом психической энергии. Для крови нужно принять во внимание расовые условия и физическое состояние организмов, но для обмена психической энергии нужны еще более утонченные действия. Необходимо, чтобы коэффициент энергии был гармоничен, и это условие можно достигать научно. Так, например, при выдыхании выделяются некоторые субстанции энергии, их можно уловить на металлическом зеркале.

Нужно отдать справедливость, что у древних существовал обычай наблюдать состояние энергии на следах при выдыхании на металлическую пластинку. Сплав, о котором мы уже говорили, особенно одобрялся в древности, но наши ученые не обращают внимания на древние наставления. Так, они не изучали с психической стороны недавнее приближение Марса. Люди твердили о принесении войны, но они не подумали наблюдать состояние человеческого мозга, отравленного химизмом Марса.

Можно пожалеть, что люди не пользуются показаниями природы. Люди задолго знают о затмении, но не производят психических наблюдений.

Мыслитель поучал: «Не упустите мгновения, когда Природа дает свои откровения»» («Надземное», 533).

 

«Урусвати знает, что каждое человеческое прикасание есть действие магнетическое. Некоторые люди на этом основании отменили рукопожатие, но сейчас приходит время, когда наука должна пояснить здоровые условия всяких натираний. До сих пор обращали внимание на механические растирания, и медицина указывала лекарства для втирания. Люди приписывают большое значение таким воздействиям, и они среди всяких лечений справедливо поняли огромное значение таких накожных втираний, но самое главное было упущено. Никто не заботился о том, кто именно производил втирание. Между тем, такое условие гораздо значительнее, нежели само втирание.

Следует понять, что лишь при гармоническом сочетании психическая энергия может целительно действовать. Заметьте, что при одинаковых болезнях втирания действуют весьма различно. Много случаев, когда легкое прикасание руки гармонической действует, как лучшее лекарство. Но так же очевидно, что даже при лучшем механическом притирании получается несомненный вред. Не только врачи, но и сиделки должны быть проверены в отношении качества психической энергии. Не только вера во врача нужна, но и благотворность энергии.

Уявление таких предварительных изучений позволит поднять здоровье народа. При этом не следует заподозревать, что негармоничная энергия есть дурная энергия. Она может только не соответствовать, но вред будет не малый.

Мыслитель настаивал, чтобы люди научились понимать значение гармонии, иначе собаки будут в лучшем положении» («Надземное», 536).

 

«Урусвати знает, что некоторые впадают в такое заблуждение, что даже заподозревают Нас в самости. Такое заблуждение основано на том, что, по словам обвинителей, Мы помогаем лишь там, где Нам выгодно. Кроме того, Мы не оказываем помощи людям, которые желают ее получить, и, наконец, Мы помогаем не в том виде, как люди себе представляют. Такие обвинения нередко произносятся громко, но еще чаще мысленно.

Люди не желают понять, что помощь возможна на основе космических и кармических законов. Также люди не желают признать, что гармоническое объединение требует значительного времени и обоюдных устремлений. Люди кричат о помощи, не дав себе труда подготовить путь к ней. При болезнях к Нам обращаются обычно, когда организм непоправимо нарушен.

Надо слышать все тайные и гласные обвинения жестоким лентяям, не желающим уделить часть своей неисчерпаемой энергии. Так шепчут люди, о Нас знавшие, они слышали о целесообразности и соизмеримости, но эти понятия для них остаются отвлеченными. Иногда не знающие о Нас менее вредоносны, нежели те, кто безответственно заражает пространство.

Учение достаточно указывает, насколько разумно должна быть распределяема энергия. Она не должна расходоваться во вред множеств обстоятельств. Так, Наша Внутренняя Жизнь имеет многие стороны, которые могут быть улучшены при разумном людском сотрудничестве.

Мыслитель просил учеников, чтобы они поступали целесообразно: «Научитесь пустить стрелу в середину цели»» («Надземное», 545).

 

«Урусвати знает, что одержатели особенно не выносят большего запаса психической энергии. Они, как стрелы, отскакивают от прочного щита. Тем сильнее бывает их злоба, и одержимые устремляют ненависть даже против своей пользы. Можно часто наблюдать, как одержимые поступают вопреки здравому смыслу, лишь бы изрыгнуть зло.

Нужно понять, как много таких злодеяний, которые совершаются, чтобы ублажить невидимого злодея. Люди называли их демонами, но проще назвать их отбросами. Нельзя предполагать, что для одержания требуются какие-то мощные демоны. Каждый земной преступник непременно стремится стать одержателем и тем питать свою неизжитую ненависть.

Нужно признать, что не только малодушные, но и все предающиеся сомнению легко становятся добычею одержателей. При таком заболевании человек не знает сам, что он делает, и посторонние изумляются скорой перемене лица. Но будет время, когда научные аппараты покажут двойственность таких опасно больных. Много исторических событий произошло под одержанием — не забудем это.

Мыслитель говорил: «Иногда кажется, что вместо архонтов говорят какие-то призраки, любя пищу кровавую»» («Надземное», 550).

 

«Урусвати знает, что зачаток болезни знаменательнее, нежели последствия. Предупреждаем о зачатке, ибо впоследствии уже невозможно помочь, но зачаток очень поддается мысленному лечению, говорю о психических и телесных заболеваниях. Особенно полезно, когда несколько мыслей соединены в одном направлении. Заболевший нередко и не подозревает о возможности заболевания. Полезно, если сознание его открыто и не противится благодатным посылкам. Поэтому так необходимо чутко прислушиваться к пространственным посылкам.

Не нужно впадать в ханжество и воображать несуществующее, но все же пусть сознание будет на страже. Печально наблюдать, как люди вспоминают о возможной помощи, когда она уже бесполезна. Много примеров, когда люди могли быть излечены, но их сознание противилось и отталкивало руку помощи.

Люди, даже мало знакомые с законами психической энергии, иногда бессознательно способствуют полезным воздействиям. Мы радуемся, когда хотя бы бессознательно человек попадает на правильный путь. Нужно очень осторожно обращаться с такими несознательными людьми, их легко можно отвратить, но легкое дружественное касание может открыть их запечатанную сокровищницу. Нужно не только терпение, но и великая снисходительность. Это качество поможет во всем и также в мысленном лечении. Добрый врач знает, как заботиться и чем помочь больному.

Мыслитель убеждал врачей, чтобы они поняли, как их сердце и воля являются лучшими лекарствами» («Надземное», 552).

 

«Урусвати знает, что человек является вместилищем всего сущего. От зачатков всех болезней до высших трансцендентальных возможностей он может вызвать в себе. По своему допущению он может вызвать любую болезнь, но он же может естественно приобщиться к Высшим Силам. Только нужно человеку понять его неразрывность со Вселенной. Несчастья происходят, когда люди забывают о своих возможностях. Но они забывают об этом слишком часто, потому и бедствий слишком много.

Никакая специальная наука не может заменить осознание о назначении человека. Соединительное звено миров — человек. Он не должен забывать это свое назначение. Удел его велик во всех областях труда. Он не может уклониться от даров, ему предоставленных, иначе он будет источником бедствий. Особенно в дни Армагеддона человек должен помыслить о сущности своего здесь пребывания. Он не может отлучить себя от предопределенных возможностей.

Никакая внешняя религия не спасет человека, если он ограничивается внешними условностями. Уявление космических феноменов не должно быть забыто. Ученые пусть заглянут за границу случайности. Пусть кто-то начертает связь между настроениями человечества и физическими феноменами. Пусть наука судит о тончайших сочетаниях и соотношениях. Не будем насиловать, но выскажем пожелание, чтобы наука шире осветила сущность человека.

Мыслитель знал, что будет время, когда наука заглянет по ту сторону земного существования» («Надземное», 554).

 

«Урусвати знает, что тонкое тело питается добрыми деяниями. Многие примут это за парадокс или за нелепость. Для них тонкое тело не существует, а понятие добрых деяний весьма относительно. Но, на самом деле, тонкое тело крепнет от всего возвышенного, потому добрые мысли и деяния так полезны.

Также искусство приносит мгновения высшей проявленной радости, такая пища для тонкого тела самая питательная. Когда древние речения напоминали о питании воздухом, они имели в виду воздействие добрых сочетаний на тонкое тело.

Иные полагают, что тонкое тело нерушимо, и потому никакие земные воздействия не могут нарушить его, но такое толкование не основательно. Тонкое тело есть, все-таки, тело вещественное. Оно может болеть, может укрепляться или даже разлагаться. Оно имеет свою жизнь, иногда она даже не согласуется с плотным телом. Среди разных влияний именно тонкое тело может отзвучать ранее плотного.

Мы говорили о так называемых живых мертвецах. Они успели умереть в тонком теле, хотя плотное еще живет. Психическая энергия находится в таких случаях в ненормальном состоянии. Она почти выходит за тонким телом, но если физическая работа сердца происходит, то и энергия продолжает быть привязанной к разложенной оболочке.

Нужно понять, что такие организмы уже не могут творить поступательно и катятся по наклонной плоскости. У Нас называют такие организмы пустыми оболочками. Но не нужно смешивать их с одержанием, которое может происходить при ослаблении тонкого тела, поистине, оно питается возвышенными деяниями.

Мыслитель настаивал, чтобы человек обновлял сердце музыкой. Явление музыки понималось как вся сфера муз» («Надземное», 557).

 

«Урусвати знает о магнитных бурях, которые воздействуют на самочувствие людей, животных и на все сущее. Но поверх таких воздействий человек находится под влиянием психических бурь. Можно признать, что такие психические бури существуют помимо пространственных токов. Такие токи могут быть чрезвычайно тяжкими, но их воздействие усугубляется психическими бурями.

Магнитные бури происходят вне человеческого участия, но психические бури имеют зарождение по причине, именно, человеческого безумия. Можно наблюдать во время сильных войн и потрясений насколько усиливаются не только заболевания, но и психические неравновесия.

Удивляют Нас врачи, которые не производят наблюдений, именно, во время войн. Они скажут, что в такие времена потребуются по большей мере хирурги, но упускают из виду, что также нужны и врачи психиатры. Упускают необычные обстоятельства, которые никогда раньше не сгущались так, как сейчас.

Не примите это как философию Армагеддона, но наличность столкновений так напряжена, что требуется целительное воздействие. Не будем унывать, ибо и такие мировые грозы принесут очищение. Но все-таки будем знать, что внутренняя жизнь напряжена.

Мыслитель предвидел, что с количественным ростом человечества умножатся опасности, видимые и невидимые» («Надземное», 567).

 

«Урусвати знает радость любования совершенством качества. Можно любоваться величием Природы; можно любоваться самоотверженным подвигом; можно любоваться высоким качеством произведений; можно любоваться стройностью машин; можно любоваться всюду, где выявлено высшее качество. Такое восхищение будет одним из самых неэгоистических чувств.

Людям дан прекрасный дар не только творить, но и восхищаться качеством. И богач, и бедняк, и владыка, и нищий одинаково могут восхищаться, и такая радость образует как бы целительный купол над многострадальной Землею.

Люди справедливо ужасаются количеством мерзостей, отравляющих Землю. Они спрашивают, чем покрыть такие язвы человечества? Одною из самых верных мер будет радость. Она есть лучшее противоядие, как физическое, так и психическое. По счастью, никто не лишен радости.

Светла радость о высоком качестве. Не самость, но Общее Благо рождается в мгновение зарождения радости. Мы живем этою радостью. Природа и творчество дают неисчерпаемые радости, иначе ужасная Битва покрыла бы все мраком. Спросят о Внутренней Жизни Нашей, — она не только в трудах, но и в радости.

Мыслитель знал целительное свойство радости. Он учил: «Даже раб последний не лишен радости Мироздания»» («Надземное», 569).

 

«Урусвати знает, что состояние прозрения называлось египтянами «Священным Сном», эллинами — «Божественным Посещением», также вавилоняне знали «Касание Незримого Пришельца». Каждый народ по-своему желал отметить особенность и чрезвычайность прозрения, когда земной человек касается надземных областей.

Самые древние знали такое состояние лучше, чем современные люди. Они жили в природе и не были отравлены смертоносными флюидами. Но это достаточно известно, хочу сказать о другом. Наши современники справедливо оценивают гипнотизм и начинают с пользою применять его в лечении и в прочих областях. Но для внушения требуется содействие другого лица, если оно будет даже очень возвышенным, оно все-таки внесет какие-то индивидуальные особенности.

В будущем следует вернуться к непосредственному прозрению. Даже дельфийские прорицательницы нуждались в особых вдыханиях паров; им это было нужно, ибо пришельцы очень перегружали их всеначальную энергию. Но эволюция предусматривает, что люди могут достигать прозрения лишь чистым сознанием. Такое устремление мысли даст прозрение в его естественном значении.

Вот и еще указание о Нашей Внутренней Жизни. После многих жизненных опытов Мы обращаемся к наиболее естественному приложению Наших энергий. Не прост синтез, но он приводит к наиболее естественному решению.

Мыслитель поучал: «Пусть каждый попытается найти в себе наиболее простое решение. Не помогут друзья, когда человек должен самосильно встать перед Надземным Величием»» («Надземное», 576).

 

«Урусвати знает, что особая красота Мироздания заключается в неповторяемости явлений и в индивидуальности событий. Даже простой пастух может распознавать особенности своего стада, но горожане очень легко утрачивают способность индивидуализации. Массовые рецепты применяются во всей жизни и затемняют восхищение щедростью природы.

У Нас спрашивают такие рецепты и не желают понять, насколько различны все явления. Можно указать общее направление, но дальнейшие подробности будут индивидуальны. Хотят знать о Наших аппаратах, но были бы очень разочарованы узнать, что многие из них состоят из симпатизирующих пластинок металлов. Многие пластинки состоят из чистого металла, но другие — из различных сплавов. Имеются также минеральные пластинки и даже из некоторых древесных пород. И для посылки, и для восприятия имеются целые наборы способов. Все царства Природы могут быть лучшими проводниками, но применение их весьма индивидуально.

Наши пособия выбраны не спешно, но в долгих опытах. Могут сказать, что Мы имели достаточно времени, чтобы изучить свойства Природы. В разных веках, в разных условиях и климатах накоплялись эти познания. Прежде всего окрепло желание знать, затем образовалось убеждение, что можно производить наблюдения в самых различных условиях. Закаленная воля позволила принести знания из Надземного Мира. Пришло сознание, что время в Беспредельности не имеет значения. Многие неудачи не породили сомнения. Развившаяся наблюдательность ускорила восприятие, и таким опытным путем Мы осознали друзей и врагов.

Не думайте, что опыты и наблюдения легки. Если один из сотни удастся, то это будет успехом. Мы не укоряли неудачу, ибо каждая из них научала больше удачи. Можно пожалеть, если кто-то спешит овладеть чем-то именно сегодня. Терять дней не нужно, но и печалиться о них не следует. Наблюдать за собою нужно, но делать себя центром Вселенной не следует. Можно всегда и во всем находить преуспеяние, только в таких трудах заключается укрепление воли.

Вы поймете, что нельзя всем предписать спать на железной постели или иметь под рукою литиевую пластинку. Не всем будут полезны розы или яблоки, но кому-то эти дары Природы будут полезны. Замечайте приметы следствий. Вы знаете о разных идиосинкразиях, грубейшие из них поражают своею очевидностью, но все бытие полно идиосинкразий. Нужно уметь почуять, как и что воздействует. Разумность таких наблюдений будет достойным приобщением к йоге.

Мыслитель учил: «Говорят, что какие-то Небожители всемогущи; ну-ка, соберем силы, может быть, и нам уготовано место в небесах; но длинна эта Лестница!»» («Надземное», 577).

 

«Урусвати знает, что мысль человеческая часто бродит вокруг сужденного открытия и не понимает, как прервать этот круг. Люди изучают радиоволны и не представляют себе, что тот же метод применим и к мыслеволнам. Ученые знают о магнитных бурях, но те же рассуждения применимы к психическим бурям. Люди изучают нервную систему, но не мыслят о тонких энергиях. Иногда найденное стоит у самого входа к сужденному, но последний рычаг остается непримененным. Тот, кто не желает приблизиться к расширению сознания, тот долго будет кружить по безвыходному кругу.

Мы любим некий народ, ибо он менее других замкнут в тесный круг. Урусвати правильно понимает, что искание справедливости и стремление к служению делают народ подвижным. Такой народ уже близится к продвижению. Пусть осуждают его за многие несовершенства, в таких несовершенствах заключается возможность. Хуже нет совершенного шарика, бегающего по замкнутому кругу.

Народ учится на невзгодах. В истории человечества нет преуспеяний в спокойных периодах. Каждый народ-победитель умеет быть и подвижным. Мысль такого народа открыта к новым смелым нахождениям. Суровость обихода направит народ в будущее. Радостно помочь там, где и среди бедности растет стремление к служению.

Мыслитель заботился о движении народа: «Пусть учатся в движении, так легче найти ритм»» («Надземное», 582).

 

«Урусвати знает, что главный успех медицины в правильной профилактике. Можно удивляться, что до сих пор профилактика имела в виду физическую сторону, совершенно игнорируя психическую. Но все знают, что именно эта сторона имеет главное значение для сохранения здоровья. Известны болезни наследственные, заразные и профессиональные — во всех таких случаях необходимо психическое воздействие, которое может предупреждать развитие болезни.

Только своевременная помощь посредством внушения может задержать и даже парализовать зародыш болезни. Не будем надеяться, что люди смогут действовать самовнушением. Только исключительные организмы в состоянии сами почуять первые намеки и волею воспрепятствовать; для большинства человечества необходимо постороннее внушение, но только в научном государственном размере можно делать такую прививку здоровья.

Нужно иметь особые институты, где надо воспитывать целую армию врачей, познавших науку внушения. При этом необходимо строго наблюдать за моральною стороною, ибо иначе внушение может превратиться в преступление. Но, так или иначе, подобные учреждения сделаются действительностью. Люди поймут, что даже лучшее санитарное состояние еще не решает проблему оздоровления. Главная эпидемия угрожает со стороны психической.

Вы знаете, как растет преступность. Нельзя одолеть ее порошками и вспрыскиваниями, нужны воздействия научно волевые. Даже некоторые бичи человечества, вроде рака, нуждаются в своевременной психической профилактике.

Мыслитель учил: «Чтите Гигию, она может наставить вас, как улучшить здоровье народа»» («Надземное», 603).

 

«Урусвати знает Наш приказ — «будьте справедливы». Но о какой справедливости говорим? Люди ухитряются сотворить много «справедливостей». Они знают справедливость личную, семейную, родовую, племенную, расовую. Они прикрываются справедливостью служебною, школьною, профессиональною. Не перечесть всех людских справедливостей! Но забыта справедливость человеческая. Люди судят со многих точек зрения, но главная — мировая справедливость — нигде не будет принята.

Мы уже говорили о судьях несправедливых как о позоре человечества, но следует сказать не только о судьях, но о всех двуногих, погрязших во лжи. Каждый человек каждый день произносит приговоры. Он берет на себя ответственность бросить в пространство стрелу лжи, ибо обычно он судит условно и часто невежественно. К тому же человек преисполнен пристрастия и даже испытывает злорадство, посылая отраву.

Много физических ядов, но еще больше психических. Дети бывают отравлены с самых ранних лет. Они чуют злонамеренность взрослых, и организм их бывает уже открыт для самых ужасных болезней. Нужно не только изобретать машины и роботов, но нужно изобрести и всечеловеческую справедливость. Иначе куда пойдет человек в Надземном Мире, и какова будет беседа с Нами?

Мы будем судить по человечеству, но собеседник ограничит себя узким утверждением и будет полагать, что он говорит по справедливости.

Нужно приучаться к человеческой справедливости. Нужно проверять себя — не закралось ли суждение пристрастное? На обиходе нужно проверять себя. Не думайте, что справедливость относится к каким-то государственным учреждениям — каждый есть судья.

Мыслитель говорил: «Учитесь справедливости, вы каждый день произносите приговоры»» («Надземное», 610).

 

«Урусвати знает, что человек должен не только признавать тонкие энергии, но должен и содействовать им. Разве человек должен быть каким-то гигантом, чтобы помышлять о таком сотрудничестве? В стройной машине каждая частица ее незаменима. Пусть чаще человек представляет себя частицею Вселенной. Он может, поистине, присоединить свои энергии к великому Мирозданию.

Мысль человека есть лучшая энергия, которую он может неисчерпаемо источать в своды Вселенной. Как столп света может возноситься мысль и приобщаться к великому энергетическому Аппарату. Долг человека делиться своим достоянием, но лучшее будет энергия мысли. Именно энергия, сознательно устремленная, может служить, как истинная йога, связью с Высшим Миром. Много раз Мы говорили о значении сознательности, лишь она животворна. Даже и прана должна быть вдыхаема сознательно.

Мыслитель говорил: «Каждый из нас, отходя ко сну, пусть пошлет прекрасную мысль, привет Силам Природы»» («Надземное», 627).

 

«Урусвати знает, что человеческий организм реагирует на все окружающее гораздо больше, нежели принято думать. До сих пор люди полагают, что они живут как бы в пустоте, где нет никаких проводов. Даже открытие радиопередачи не внесло нового мировоззрения. Но сейчас хочу напомнить об одном весьма существенном обстоятельстве, именно о принятии чужой боли на расстоянии.

Уже знаете, как под внушением боль может быть передана присутствующим. Но также и без внушения силою воли можно принять чужую боль на самых дальних расстояниях. Нередко из добросердечия человек думает облегчить чье-то страдание и перенимает самую болезнь. Такое наследование болезни не может быть физическою заразою, но оно будет психическим со всеми телесными последствиями.

Можно назвать ряд примеров такой психической передачи. Она доказывает, насколько чуток организм человека и насколько мало наблюдают за такими чуткими проявлениями. Явление науки мало помогает множеству людей, ибо даже в лучшем случае она остается в тесном кругу ученых. Необходимо дать выводы науки в широкие массы. Не будем бояться популяризации, ибо многие новейшие открытия должны стать достоянием народа.

Мыслитель говорил: «Не вижу, почему поселянин должен знать меньше горожанина?»» («Надземное», 637).

 

«Урусвати знает, как легко принимать полезные меры в обычной жизни. Правильно охранить спокойствие перед отходом ко сну, но люди именно это время делают местом ссор и недоумений. Они не представляют, как вредят относительно здоровья и появления в Тонком Мире. Каждый придет в сферу, подобную его психическому состоянию. Кроме того, человек, если и заснет в ссоре и раздражении, не может получить благодатного следствия сна.

Не без основания предлагается беременным женщинам мыслить о прекрасном и иметь вокруг себя образы прекрасные, то же самое нужно посоветовать и отходящим ко сну. Не трудно последние минуты провести мысля о чем-то возвышенном. Не думайте, что это будет лицемерием. Человек должен уметь управлять своими мыслями; даже, обремененный невзгодами, он может дать себе минутный отдых и устремиться к мечте прекрасной. То же самое относится и к беседам за трапезой. Опытные люди знают, как вредно употреблять пищу при неприятных разговорах. Каждый врач подтвердит это. Так и во всем можно вводить психическую профилактику, она будет полезнее многих витаминов.

Мудро просить друзей не входить в отчаяние, ибо в таком состоянии они открывают вход всем бедствиям. Существуют особые виды болезней, зарождающихся от горя и отчаяния. Трудно лечить эти болезни, ибо пораженные нервы не дают определенной картины, и физические лекарства могут лишь ухудшать положение.

Мыслитель говорил: «Пусть не гневается Эскулап, прежде него мы призовем Музу»» («Надземное», 647).

 

«Урусвати знает, что ближайшие научные исследования должны быть посвящены деятельности гланд. Люди еще недостаточно осведомлены о действии сердца и нервных центров, но выступает настоятельная необходимость изучать жизнь гланд. Еще недавно на них настолько не обращали внимания, что спешили удалять, не задаваясь вопросом, почему весь организм сопровожден целой системой гланд?

Теперь уже проявляют некоторую осторожность при удалении гланд, но их насущное назначение не явлено. Между тем, в соединении с Тонким Миром гланды имеют самое глубокое значение. Все выделения могут помогать общению с Тонким Миром. Сущности пользуются выделениями гланд не только для материализации, но и питаются субстанцией гланд. Таким образом, при изучении деятельности гланд ученые должны натолкнуться на связь с Тонким Миром.

Нелегко наблюдать выделения гланд, ибо они разнообразны и подлежат неземным мерилам. Но даже самые трудные задания должны быть решены. Нужно призвать не только биологов и физиологов, но и врачей. Такие наблюдения должны быть введены не только в больницах, но и над здоровыми, которые обладают чуткою природою.

Именно нельзя ограничивать опыты, следя за течением определенной болезни. Такие проявления скажутся во всей жизни, и лишь глубокий ученый сможет оценить своеобразное явление. Потому Мы часто устремляем к явлениям среди обихода. Мы говорим: не ждите каких-то поражающих откровений, но пристально наблюдайте обиход, полный так называемых чудес.

Мыслитель настаивал, чтобы ученики наблюдали за проявлениями в обиходе. Он говорил: «Мы окружены самыми поражающими чудесами, но не желаем замечать их»» («Надземное», 648).

 

«Урусвати знает, что размышление о Надземном освобождает от злейших ехидн — от уныния и обид. Давно сказано о безобразии сада обид. Мрачен подвал уныния, но люди так часто спускаются в эти подземелья и рассаживают чертополох, что следует напомнить о самом целебном противоядии, именно о возвышенном мышлении о Надземном. Нельзя ни на час погасить в себе пламень возвышенного мышления. Самый высший мудрец утеряет свое оружие, если прервет мысль о домах будущих. Он останется безоружным, и со дна чаши поднимутся осадки.

Спросят — не помешает ли мысль о Надземном земной деятельности? Но пусть эта мысль сопутствует человеку даже в час самой напряженной деятельности. Уже давно сказано, как должен навсегда запечатлеться Образ Учителя, также и глубокая мысль о Надземном будет не препятствием, но живым мостом к будущему достижению.

Прекрасно, если кто может всегда в себе хранить высокую мысль. Пусть это будет не рассуждение, но именно размышление без перевода на земные слова. Поймите, что хочу сказать. Двадцать лет тому назад, наверно, осознание понятий было нечетким, но камень основания четко обработан, и теперь основы мировоззрения уже относительно обозначены.

Мыслитель указывал на сходство мыслительной работы с ваянием» («Надземное», 651).

 

«Урусвати знает, что много недоумений возникает около понятия воображения. Говорят, если воображение так необходимо для продвижения, то как же быть с воображением злым и безобразным? Понять нужно, что такое недоумение имеет смысл, и нужно очень различать виды воображения.

Нелегко бороться с воображением злым, ибо оно бывает очень ярым. Помочь можно лишь направлением такого лица к Прекрасному. Только таким образом можно победить злое воображение, но нелегко это и требует немало времени. Явление злого воображения возникает в силу атавизма. Вы знаете, что атавизм так же, как и привычки, укореняется прочно. Человек находится под давлением коллектива и не может сам разобраться в каких-то смутных веяниях. Не может такой человек приблизиться к размышлению о Надземном, ибо нельзя приближаться к этой области со злобою.

У Нас много производилось наблюдений над сильными лицами, обуянными злым воображением. Много вреда они приносят, и часто их воображение много сильнее, нежели у добрых. Лечение таких лиц подобно лечению алкоголиков. Также трудно применить внушение, но приближение к Прекрасному разлагает лед зла. Пусть творцы Прекрасного помнят, какое значение являют их творения. Считаю, что Прекрасное есть щит от зла.

Мыслитель говорил: «Пусть каждый запасется верным щитом. Он получит его от Муз»» («Надземное», 655).

 

«Урусвати знает, как разновидна ночная психическая деятельность. Она грубо названа сном, но содержит в себе несколько жизненных условий. Могут быть рефлексы, явленные воображением; могут быть воспоминания, всплывшие из глубины сознания; могут быть воздействия Тонкого Мира; могут быть впечатления от нахождения в тонких сферах; наконец, может быть дальняя весть, запечатленная в образах. Могут быть многие сочетания надземных условий, потому жизнь во сне должна быть научно изучаема.

Невозможно не воспользоваться необычными возможностями, которые открываются при наблюдении над сном. Некоторые люди утверждают, что они никогда не видят снов. Это неверно, они не умеют запоминать виденное. Нужно разделять все человечество на два вида. Одни могут запомнить свое ночное действие, другие не только не помнят его, но даже упорствуют, настаивая, что деятельность во сне вообще невозможна.

Особое положение занимают так называемые лунатики. Они начинают проявлять ночные действия физическим образом, но совершенно не помнят происходившего. Они представляют нездоровую природу, и наблюдения за ними не дают выводов. Такие аномалии находятся как бы между мирами и могут представлять интерес лишь с точки зрения физических координаций. Но наблюдения за здоровыми людьми во время сна могут дать необходимые заключения.

При изучении Надземного Мира, прежде всего, не забудем о явлениях сна. Наука должна очень внимательно отнестись к состоянию наиболее близкому Тонкому Миру.

Мыслитель говорил: «Мы не можем грубо говорить о снах. Тонкое состояние требует тончайшей внимательности»» («Надземное», 656).

 

«Урусвати знает, как тщательно должны быть исследованы так называемые электромагнитные явления. Недавно пронеслись такие бури, но опять не было наблюдений. Между тем необходимо наблюдать не только атмосферные проявления, но и воздействия их на человеческие организмы.

Конечно, царства животное и растительное тоже дадут поучительные показания. К тому же все противники энергетических начал будут еще раз посрамлены. Мало написать, что радиопередача, телефон и телеграф были нарушены, это еще не есть наблюдение, но лишь грубое следствие.

Пусть врачи, наблюдающие за большими госпиталями, скажут, насколько был подвержен человек разным аномалиям во время таких атмосферных бурь. Они протекали довольно долго, и нельзя отрицать, что достаточно было времени для наблюдений. Могли быть наблюдаемы хотя бы пульс и температура. Можно было заметить, как вибрировал организм на эти необычайные условия. Недостаточно замечать изменения в солнечных пятнах. И кто может утверждать, что эти взрывы были причиною космической бури? Может быть, какая-то энергия воздействовала.

Пусть не в земных силах изыскать Источник космической энергии, но человек может изучать ее воздействия на всем окружающем. Такое наблюдение уже будет изучением Надземного.

Мыслитель уже давно просил людей наблюдать все явления Природы: «Не только особые ученые, но весь народ может стать достоверным наблюдателем»» («Надземное», 657).

 

«Урусвати знает, почему Мы часто напоминаем о спокойствии. О нем нужно сказать то же самое, что и о нирване. Для ничтожеств спокойствие есть бездумие и безразличие, но для сильных оно будет высшим напряжением, в нем скажется расширение сознания, мудрость и мужество. Таким образом, спокойствие есть выявление великого потенциала. К нему нужно сознательно готовиться и нужно понимать, что неминуемы посылки психической энергии.

Урусвати правильно понимает, что при мировых событиях требуется общая выдача психической энергии. Чем утонченнее организм, тем сильнее он выдает эту энергию, потому можно заметить непонятную усталость, которая захватывает множество людей. Получается своеобразная эпидемия, которая еще не понята наукою. Только после смогут люди понять, куда потребовалась их энергия, какой магнит манит ее.

Теперь можно наблюдать подобные явления, в них ясно сочетание Надземного с земным. Умейте хранить истинное спокойствие.

Мыслитель говорил: «Не знаю, куда летит моя сила. Скажем: пусть она летит к достойнейшему»» («Надземное», 682).

 

«Урусвати знает, что каждый человеческий организм в своей мере реагирует на космические потрясения. Более утонченный организм отзвучит сильнее. Не следует пытаться избегать такой реакции, это будет неестественно, но необходимо приспособлять силы при таких напряжениях.

Сейчас человечество проходит через необычные испытания. Нужно отметить, что огромное большинство не готово принять значения событий. Одни, подобно страусам, прячут голову в песок, другие самоотравляются ненавистью, создавая новую тяжелую карму; третьи твердят обветшалые заклинания. Можно назвать длинный список странных и неуместных поведений человечества, но истинное значение событий не обдумывается. Те верные пути, которые могли бы помочь человечеству, опять забыты.

Многие найдут неуместными Наши беседы о Надземном; между тем, только правильное понимание Надземного может дать разрушение смущения. Во время бури надо иметь представление о желанной гавани.

Общее сильное устремление даст необходимую уверенность. Но не только общее стремление, но каждый должен представить собою сознательную единицу. Вы знаете, что сильно то воинство, где каждый воин представляет сознательный ярый порыв.

Мы много говорили о единении, все сказанное остается в силе. Но подумайте, из каких элементов возможно полезное единение? Механическое насильственное единение не даст плодов, потому Мы нередко указываем — пусть неполезные элементы отпадут. Зараженный элемент должен быть удален. Гангрена может быть как телесная, так и психическая. Много заболеваний можно заметить, где не были приняты предупредительные меры.

Урочный опасный час наступил. Можно видеть, как ошибочны бывают прогнозы людей, думающих о самости.

Мыслитель сказал: «Мы думаем, что совершается нечто важное, когда на площади шумит тысяча граждан, но что же будет, когда придут в смятение тысячи тысяч!»» («Надземное», 688).

 

«Урусвати знает, что прикасание к тонким энергиям во многом подобно прикасанию к радию. Можно видеть, что лишь при бережном отношении радий не оказывает разрушительного следствия. Так же точно тончайшие энергии могут быть целебны или разрушительны. Они напитывают всю атмосферу, но не всегда люди умеют черпать из них оздоровление. Так, Мы принуждены указывать, насколько люди не желают с ними обращаться достойно.

Невежды предложат не общаться с опасными энергиями, но как же это возможно, когда человек окружен химическими и другими мощными воздействиями? Остается лишь научиться принять надземные посылки. Каждый уже знает ценность чистого воздуха и принимает меры в своем обиходе. Также нужно подумать, какие именно утонченные состояния организма отвечают таким энергиям.

Мы достаточно говорили об империле, и каждый должен понять, какое разрушение он сам носит в себе. Не может сердце воспринимать тонкие энергии, если оно будет поражаемо стрелами разрушительными. Также не может человек усвоить дары надземные, когда в нем уже гнездится зачаток болезни, потому много сказано о своевременной профилактике. Поистине, каждый может принять надземные энергии своим доброжелательством.

Мыслитель говорил: «Не может врач придумать лучшей панацеи, нежели доброжелательство»» («Надземное», 695).

 

«Урусвати знает, насколько даже в глубокой древности понимали значение человеческих излучений. Часто врачевали наложением рук или окружали болящего здоровыми организмами. Но со временем люди не только не развили в себе таких целебных свойств, но даже забыли о них.

Так, когда месмеризм напомнил о таких воздействиях, люди признали его чем-то совершенно новым и необыкновенным. Говорю об этом, чтобы напомнить, как часто человечество забывало свои достижения. Лишь кажется, что наука двигается беспрестанно, на деле познавание подобно скачкам и замираниям. Но люди не должны утешаться таким обычаем. Они когда-то смогут представить себе многие забытые достижения.

Полезно написать книгу о забытых путях. Они не будут касаться только сверхъестественных явлений. Они укажут на естественную историю, из которой много страниц было ведомо, но потом забыто. Нужно напомнить широким массам об их забытых достижениях. Препятствий будет немало, ибо на разных наречиях понятия выражались различно. Нужно знать много языков и психологий народных, чтобы уследить связь познаний, разделенных веками.

При таком изыскании нужно обратить внимание и на надземные данные, щедро рассыпанные в хранилищах народной мудрости. Невозможно отринуть все достижения бывшие. Неразумно сказать: «Начнем от сегодня», — когда вчера уже были собраны сокровища.

Надземный Мир был много раз отражен в преданиях, и в каких прекрасных определениях! Так можно двигаться вперед, не бросая грязи в бывшее.

Мыслитель говорил: «Упаситесь от путей невежества, они грязны»» («Надземное», 716).

 

«Урусвати знает, что люди должны не только признать реальность психического мира, но и восчувствовать его воздействие в земной жизни. Многие твердят о существовании чего-то, но в своем обиходе не допускают присутствия мощной психической энергии. Между тем пришло время, когда человек должен прислушаться к своим настроениям, воодушевлению, тревоге и некоторым болям.

Не представляем себе продвижения человека без сознательного приобщения к психическому миру. Притом следует запомнить, что Мы неоднократно предупреждали против психизма и медиумизма. Пусть люди поймут, что такие нездоровые искусственные отклонения не будут здоровым расширением сознания. Мы твердим, насколько человек должен возвышать свое мышление, и тогда он продвинется по пути к Надземному Миру.

Не будем предписывать каких-то условных ритуалов, нужно прежде всего оберечь индивидуальность человека. Воля, чистая и возвышенная, поведет своим путем к тому же единому сознанию и поможет прочистить глаза и уши для восприятия всемирного приложения — в жизни только таким вмещением человек пойдет по пути истинного познания. Но будем просить ученых, чтобы они оставались чуткими людьми и не отрицали каждого наблюдения, которое может повести к дальнейшему исследованию. Только взаимное уважение позволит принести многое к осуществлению.

Пусть народы научатся мыслить об Общем Благе, ибо своекорыстие окажется тяжким препятствием к продвижению. Ужасные испытания, выпавшие на долю человечества, ускоряют приближение новых мировых построений.

Мыслитель говорил: «Учитель, наставь, какими словами должен я призвать людей к самому неотложному»» («Надземное», 731).

 

«Урусвати знает, что озарение радости и любви сильнее, чем прозрение, даваемое страданием, но постоянно указывают, что именно страдание очищает человека.

Как же может получиться, что человек не умеет использовать сильнейшего озарения? Ответ прост — страдание посеяно человеком в плотном мире, и оно частично проникает в Тонкий Мир. Но чистая радость и любовь живут в Мире Огненном и редко бывают поняты человеком. Но при следующей эволюции люди осознают, где находится их сокровище, и обратятся к светлой панацее.

Среди новых достижений науки будут указаны мощные эмоции радости и любви. Пусть человечество постепенно приближается к светлым двигателям и поймет, что каждая мысль о радости уже есть целебное начало. Даже среди горестей можно находить явление любви и сострадания. Пусть эти вехи помогут усталому путнику. Пусть ученые покажут, насколько ритм радости дает прилив психической энергии. Пусть наука разъяснит, насколько целебна мощь радости.

Невежды скажут, что такой совет не жизненен, ибо человечество погибает в страданиях. Только невежда может предлагать погрязнуть во мраке, только бы не обратиться к поискам Света. Только невежда может сказать, что человек никогда не научится пользоваться энергией мысли.

Яро нужно устремиться к обновлению жизни. Каждый может мыслить о героизме, о радости, о возвышенной любви. Каждый может мыслить о прекрасной Надземной Жизни. Каждый может приобрести мощь достичь целебного лекарства и распространять такие эманации на все окружающее.

Мыслитель говорил: «Горе преходяще, радость нетленна. Любите Свет и любите Прекрасное», — так Мыслитель направлял учеников к простейшему решению.» («Надземное», 732).

 

«Урусвати знает, что во время мировых потрясений особенно проявляются как познавание, так и отрицание. Каждое возвышенное познавание встречает отрицание не только от дикого невежества, но и от суеверий, основанных на предрассудках. Наука утеснена с двух сторон. Напрасно говорят о свободе науки, она ограничена в механических познаваниях, но все касающееся Надземного Мира утеснено не менее, чем в средние века.

Не забудем, что лишь очень сильные умы могут мыслить свободно, но средние мысли очень стеснены эманациями отрицаний. Это обстоятельство нужно иметь в виду при беседах о положении науки. Теперь нужно всеми силами утверждать необходимость освобождения науки.

Довольно претерпели лучшие мыслители; довольно провожали их невежды свистом и проклятиями; довольно насмешек над всем, что недоступно дикарям. Пусть Новая Эра ознаменуется действительным освобождением науки.

Не думайте, что это трюизм, наоборот, это вопль в пустыне. Люди не думают, что время мировых потрясений наполнено особыми вибрациями.

Люди говорят о всяких витаминах, но забывают, что нравственное состояние гораздо важнее, нежели принятие лекарств, обращаемых в яды при нездоровых нравственных условиях. Нам тяжко видеть, как одинокие мыслители страдают от диких невежд. Они заперлись, чтобы сохранить свободу мысли, но ведь они могли бы оказать мощную помощь человечеству именно теперь, когда мир содрогается. Пусть они найдут силу, чтобы пережить такое время, когда кали-юга уже на исходе.

Мыслитель советовал ученикам утверждать свободу знания, свободу мысли во спасение Мира» («Надземное», 737).

 

«Урусвати знает, что каждое атмосферное явление воздействует на человека. Казалось бы, что такое условие должно открывать широкие научные достижения, но беда в том, что современная наука прежде всего стремится классифицировать явления, забывая, что воздействия на человека будут индивидуальны; таким образом, ученые не могут собрать в систему ими ограниченные наблюдения.

Ученые должны отрешиться от условных ограничений, и тогда они вступят на новые необозримые пути. Для этого нужно осознать, что каждый человек есть микрокосм в полном смысле этого слова. Не трудно также понять, что каждый микрокосм индивидуален и неповторяем.

Химизм каждого микрокосма будет особенным, так же как каждая малейшая частица Макрокосма будет индивидуальна; такое условие не противоречит сущности мировых законов. Они обнимают всевозможные условия и находят в неповторяемой индивидуальности всего Сущего лишь горнило новых сочетаний энергий. Не могут энергии обновляться без индивидуальных столкновений; таким образом, можно чуять, что давно указанное Единство есть конгломерат множества индивидуальностей.

Мудрые правители издавна понимали, что индивидуальность личности должна быть заботливо охранена. Опытный школьный учитель чувствует, как должна быть сохраняема индивидуальность учеников. Только невежество может полагать, что можно всех обрезать по одной мерке. Такие невежды действуют против космических законов. Они не должны называться учеными, ибо каждый истинный исследователь должен обладать широким допущением. Мы должны твердить о таких элементарных основах, ибо большинство человечества, очарованное мертвыми терминами, не хочет открыть глаза на простейшие явления природы. Казалось бы, индивидуальность всего Сущего должна радовать людей; именно такое условие дает каждому человеку особое место в Мироздании; именно такое преимущество может открыть новые достижения. Такое несметное богатство сочетаний поведет науку будущего к нахождениям, которые сейчас показались бы сказочными.

Люди часто говорят о сходстве характеров, необходимом для сотрудничества, но следует говорить не о сходстве, но о гармонии. Только гармония энергий может быть полезна, но гармония не есть повторение; она дает аккорд; пусть он будет силен и звучен. Невозможно представить симфонию из однозвучных октав. Пусть люди полюбят полифонию, и чем она будет богаче, тем больше человеческих сердец она затронет и вызовет к действию; так будем открыты к многообразию восприятий. Пусть не будут называть Природу бедной.

Мыслитель говорил: «Природа неисчерпаема»» («Надземное», 740).

 

«Урусвати знает, что хороший врач прежде назначения лечения подробно обследует больного, как с физической стороны, так и с психической. Врач понимает, что психическое состояние его будет другом или врагом.

Каждый врач должен быть психиатром в лучшем смысле этого слова. Так, он знает обычный опыт, когда было даваемо то же самое лекарство при различных психических состояниях, и следствия получались совершенно разные. Такой пример приложим ко всем случаям жизни, особенно же когда речь идет о Надземном Мире.

Даже малейшее психическое нездоровье может превращать верного сотрудника во вредителя. Надо заботливо понять состояние собеседника, чтобы не ухудшить его положения; лучше промолчать, нежели начать вредоносный спор.

Можно отличать особо опытных психологов, когда они без обиды обойдут спор и не внесут ненужного раздора. Иногда можно обождать день или даже час, когда настроение сотрудника изменится и получится состояние отзывчивое. Ценно уловить такую вибрацию и преподать убедительно сведение о Надземном Мире.

Мыслитель говорил: «Учитесь соединять и не разъединять»» («Надземное», 746).

 

«Урусвати знает, почему всеначальная энергия в разные времена именовалась различно. Явление это совершенно естественно, ибо наименование энергии должно соответствовать уровню сознания. Кроме того, содействие энергии различным нервным центрам вызывает представление как о чем-то особом.

Явление мысли покоится на всеначальной энергии. Человек, умственно напряженный, привлекает пространственную энергию и посредством ее может особенно преуспевать. Люди обычно не могут понять, отчего они не в состоянии пользоваться энергией, которая, казалось бы, содействует каждому. Они не развивают мышления и не могут усилить магнит свой — так они лишают себя помощи свыше.

Наука уже твердит о какой-то пространственной силе, но она не умеет объяснить, насколько лаборатория человека нуждается в токах пространственных. Не может человек приближаться к Надземному Миру, если он чужд осознанию пространственной энергии. Заметьте, что сейчас Мы называем всеначальную энергию пространственной, чтобы ученые не заподозрили нечто религиозное. Мы не хотим ожесточить кого бы то ни было, пусть каждый двигается своим путем, но если он мыслит, то придет к распознанию мощи всеначальной энергии.

Пусть через признание рефлексов человек удвоит внимание к окружающим феноменам; после он догадается, что феномен есть самое естественное, обычное проявление мощи энергии.

Мыслитель указывал на магнит сердца. Он познал, который центр есть лучший приемник всеначальной энергии» («Надземное», 753).

 

«Урусвати знает, как глубоко человек должен осознать, что он находится в вечном движении и в постоянном преображении. Оба эти условия могут быть научно доказаны, но, тем не менее, люди не принимают их в соображение. Особенно второе условие — преображение — представляет затруднение. Люди могут согласиться о перемене в связи с возрастом или состоянием здоровья, но не допустят, что они преображаются ежечасно.

Конечно, особо чувствительные аппараты могут отметить изменение вибраций человека и перемену всей нервной системы, но такие аппараты еще не применяются, и только недавно родилась наука изучения нервов и желез, таким образом, самое главное для осознания Надземного Мира оставалось в пренебрежении.

Также пренебрегают изучением мысли. Не только такие основные функции человека оставались в пренебрежении, но сама атмосфера, окружающая человека, не была изучаема. Нашли состав воздуха и забыли, как вибрирует атмосфера и какая мощная химическая работа воздействует на все живущее. Но можно ли говорить о преображении, когда люди легче вообразят свое одеревенение?

На путях к преображению помните Завет Мыслителя: «Умейте найти терпение выслушать чужую боль. Найдите благосклонность окрылить чужую радость. Вы не знаете истока этих страданий. Вы не знаете причины зарождения радости, но умейте отеплить и окрылить ближнего»» («Надземное», 756).

 

«Урусвати знает, что наука установила присутствие в человеческом организме яда, порожденного гневом и раздражением. Также наука опознает яд, происходящий от страха и сомнения. Сомнение есть разновидность страха и разлагает организм.

Нужно запомнить, что сомневающийся вредит не только себе, но и силам благоприятным. Само излучение такого человека не может восприять посылаемые ему энергии. Такой человек не может касаться Тонкого Мира. Он не может воспринять реальность тонких воздействий. Он находится как бы в постоянном отрицании и разрушает свое творчество.

Нужно отличать мертвое сомнение от чуткого распознавания. Человек должен разумно помышлять о происходящем, для этого человеку дано чувствознание. Оно охраняет его от ошибок. Оно может быть развиваемо и спасет от ехидны сомнения.

Не может человек, наполненный ядом сомнения, отвечать тонким энергиям; не может существо зараженное устремиться к полетам, к высшим надземным областям. Здоровье телесное не спасет человека, он нуждается в здоровье духа.

Мыслитель говорил: «Сомневающийся подобен убегающему робкому воину»» («Надземное», 761).

 

«Урусвати знает, что радость — редкая птица. Если она постучится в окошко, сумейте допустить ее. Даже самая малая, обыденная радость уже преображает излучение человека. Можно вообразить, насколько светлеет сущность человека при радости о Высшем Мире.

Можно находить благотворные химизмы, порожденные радостью. Болезни могут быть излечены радостью. Пора, чтобы наука начала исследовать ценности радости. Нередко говорят о радости беспричинной, но такое определение ошибочно. Ничто не может быть беспричинным. Умение почувствовать далекую причину уже означает великое утончение сознания.

Не может быть предела полетам мысли, так и крылья радости могут устремиться из Надземного Мира. Тем внимательнее нужно прислушиваться к радости, возникающей в сердце. Но следует разъяснить некоторым людям, что Мы имеем в виду радость чистую, радость о добре, радость творчества, иначе все живущие злорадством будут хохотать, воображая, что излучения их просветлеют.

Злорадство порождает сильный яд и повергает человека во тьму. Не подумайте, что говорю об отвлеченных основах, только о законах биологии твержу.

Мыслитель говорил искателям счастья: «Радость есть счастье»» («Надземное», 763).

 

«Урусвати знает, насколько заботливо нужно оберегать каждое положительное явление. Вот мы говорим о свойствах радости: «Человек, не омрачи радости ближнего, может быть, она покажется тебе чужой и незначительной, но она оздоровляет пространство, и не тебе судить об источниках такой радости. Человек, не умали чего-то полезного насмешкой и оскорблением.

Человек, помни, что ты поставлен хранителем пространства. Ты можешь оздоровлять его или осквернить. Не можешь ты устремиться к Надземному Миру, если ты будешь породителем убийственных ядов. Каждым дыханием ты посылаешь пространству оздоровление или разрушение».

Почему человек так редко думает о великой ответственности бытия своего? Человек при нисхождении на Землю мыслил о чем-то совершенном, почему же в земной жизни люди так редко мечтают о подвиге?

Предания давние кажутся им несбыточными сказками, и могильное тление удручает мысли человека; между тем каждая прекрасная мысль образует как бы нерв пространства.

У людей редко являются мечты о будущем существовании, и тем упорнее следует твердить о реальности Надземного Мира. Учитель пусть найдет возможность в каждом предмете упомянуть о величии Беспредельности. Пусть дети чаще возносятся мечтами туда, где им будет хорошо.

Мыслитель просил: «Избегайте ссор и жалких воспоминаний, они вредоносны»» («Надземное», 764).

 

«Урусвати знает, сколь многие отделы будут заключены в астробиологии. Целые институты будут посвящены изучению самых нужных человечеству областей. Пусть такие учреждения работают тесно с физическими и психическими заданиями.

Наряду с астробиологией должна развиваться психобиология человека. Только в таком сотрудничестве можно осознать соотношение микрокосма с макрокосмом. Но, к сожалению, изучение психобиологии часто стоит уродливо. Общество психических исследований занимается феноменами, тогда как оно должно изучать нормальные жизненные явления.

Люди должны усвоить реальность Надземного Мира не как нечто сверхъестественное, но как основу земной жизни. Только при реальности Надземного Мира может усовершенствоваться эволюция; тем более нужно стремиться к такому познанию, что условия современной жизни требуют очищения от ядовитых начал, вызванных самим человечеством.

На глазах всех происходит отравление и разложение. Люди вводят в жизнь отраву и способствуют разложению своего потомства. Давно говорилось о вреде кровосмешения, но разве оно не происходит теперь в широком размере? Правда, оно способствует сохранению жизни, но внутреннее воздействие приносит непоправимый вред. Кровь смешанная редко совпадает с индивидуальной кровью человека.

Люди любят толковать о распаде целых народов, но такой процесс завершается в долгие годы. Так должна быть сохранена психобиология.

Мыслитель говорил: «Радостно сознавать, что мы находимся в постоянном сотрудничестве с Надземным Миром»» («Надземное», 765).

 

«Урусвати знает, что врач, не наблюдающий за человеком в здоровом состоянии, не может достаточно бороться в случае болезни. Нужно наблюдать индивидуальные особенности организма, чтобы уметь противостоять болезни. Также и психические явления следует понять в их полной индивидуальности; так и в микрокосме, и Макрокосме нужно понять значение индивидуальности. Пусть люди не понимают, что Макрокосм может быть индивидуален, но каждый опытный наблюдатель уже знает, как осторожно нужно относиться к обобщениям, жизнь не исчисляет щедрость свою.

Спрашивают — какая йога поведет кратчайшим путем к познанию? Вы знаете Агни-Йогу — огненный синтез, но многие еще не освоились с огненным познанием. Они хотят получить указание на одну из йог преждеуказанных, назову карма-йогу: творчество, сознательный труд, стремление к высшему качеству поведет кратчайшим путем к Высшему. Но карма-йога потребует времени, тогда как Агни-Йога может называться йогой молниеносной. Подумайте, как прекрасен путь молнии, но не забывайте, как трудно молниеносное напряжение.

Мыслитель говорил: «Пусть самое трудное будет самым прекрасным»» («Надземное», 767).

 

«Урусвати знает, как люди пытаются оправдываться в своем нежелании мыслить о Надземном. Прежде всего, они станут говорить о недосуге, о заботах житейских, о непосильных работах: «Времени не имеем» — скажут. Но разве для молниеносной мысли требуется долгое время?

Даже самое несовершенное обращение к Надземному уже есть благо. Человек, когда его зрение утомлено, закрывает глаза на мгновение и получает облегчение; также и мгновенная мысль о Надземном оздоровляет организм.

Уже явлено, что главное осознание Надземного Мира требует признания его существования, — в таком осознании не может быть сомнения. Утверждаю, что сомнительная мысль не может приблизить человека к Миру Надземному. Можно видеть, как люди, много читавшие, остаются далекими от понимания жизни Надземной. В то же время некоторые лишь чувствознанием проникают высоко и получают благую помощь.

Поистине, сердце и чувство напомнят о пути кратчайшем, но, к сожалению, эта аксиома нечасто осознается, но без нее невозможно постижение и сотрудничество с Надземным Миром. Мы говорим не только о вере в Мир Надземный, но именно и о сотрудничестве с ним. Самые житейские заботы не лишат человека мгновения, чтобы вознестись мысленно ввысь. Не нужно слов, когда сердце летит высоко. Пусть не пытается человек оправдать свою леность и невежество.

Мыслитель говорил: «Скажем горюющим — полет к Надземному даст облегчение»» («Надземное», 768).

 

«Урусвати знает жизнеспособность мысли. Быстрее света мчится мысль. Она очищается пространственным огнем и, наконец, являет свою сущность. Мысль добрая, мысль прекрасная оказывается в огненном горниле еще прекраснее. Мысль злая, мысль вредная проявляется в усугубленном зле; такие различные магниты носятся в пространстве и воздействуют на окружающую атмосферу.

Кому же благодетельствует добрая мысль? На кого же влияет злая? Прежде всего на самого породителя. Не только в земной жизни, но особенно в Надземном Мире удары вредоносных мыслей тяжко обрушиваются на тонкое тело. Как тяжелые гири, мысли зла препятствуют продвижению, и нередко такой породитель сам не признает своих порождений. Легкомысленный, он забыл о своих ядовитых посылках, но они его не забыли. Они притягиваются к нему и найдут его среди надземных пространств. Также прилетят и добрые вестники и соткут сияющие крылья для прекрасного взлета.

Можно такие процессы пояснить научно, ибо энергия мысли подлежит научному исследованию. Нужно запасаться добрыми мыслями, только они создадут легкий подъем в горние области. Не думайте, что зло можно легко вытравить, такое огненное клеймо несмываемо надолго. Так помните о собственных помощниках и вредителях в Надземном Мире.

Мыслитель говорил: «Мир, не заболей ненавистью»» («Надземное», 808).

 

«Урусвати знает целебность сострадания. Обычно люди полагают, что такое качество может принадлежать лишь Высшим Существам. Между тем они в своей обыденной жизни часто прикасаются к области сострадания.

Истинно, милосердие, миролюбие, жалость, снисхождение, явления обычной бережности к людям будут проявлениями сострадания в разной мере. Сама любовь живет близко от сострадания. Разве сотрудничество не есть сосед сострадания? Все эти добрые качества полны целебности.

Психическая энергия, посланная с добрым намерением, оказывает целебное воздействие. Пусть и наука скажет, насколько доброе намерение бывает целебным для нервной системы; но не забудем, что оказывающий сострадание также получает полезное воздействие от бумеранга посланной энергии.

Кроме того, нужно иметь в виду, что такие обоюдные воздействия особенно проявляются в Надземном Мире. Жители Тонкого Мира не нуждаются в словесных убеждениях, одно чувство быстрее света достигает страждущего; и немало несчастных в Надземном Мире, кто нуждается в ободрении. Такие блуждающие жители не желали, во время земного состояния, слышать о будущем существовании. Они блуждают в голом виде и даже не знают, как прикрыться. Можно привести много примеров надземных несчастий, порожденных невежеством. Какое обширное поле для действия открывается каждому знающему условия жизни надземной, и сам ободритель получает удвоенную силу от своих добрых чувств.

Мыслитель говорил: «Соберем добрую жатву»» («Надземное», 809).

 

«Урусвати знает сущность отдыха. Мы уже говорили, что отдых есть смена труда, но нужно иметь в виду иные полезные отдохновения. Такими будут: общение с Надземным Миром, обогащение познания, созерцание величия Природы и творчество человека. Одни назовут такое отдохновение расширением сознания, другие — освобождением от эгоизма, третьи — победою духа, — и все будут правы. Восторг возвышенных восприятий может преображать жизнь, если человек сумеет сохранить в себе такие целебные вибрации.

К сожалению, весьма редко люди могут воспользоваться такими истинными ценностями, обычно ярая злоба помешает заметить наиболее прекрасное. Человек, вместо сужденного отдохновения, погружается в раздражение и вредит не только себе, но и всему окружающему.

Следует в школах объяснять, в чем заключается отдохновение, приносящее здоровье духа и тела. Пусть молодые строители жизни найдут равновесие труда и отдохновения. Пусть они найдут время помыслить о Мире Надземном. Они, может быть, начнут с насмешки, но затем простая логика заставит подумать глубже. Может быть, они начнут мыслить от астрономии, или химии, или от любой отрасли физики, и они натолкнутся на нечто им неизвестное. Особенно теперь, когда люди начинают мыслить об энергиях, можно ожидать, что пытливые умы поймут ширь возможностей, преображающих бытие. Но люди еще далеки от свободы мысли. Пусть мысль освободит угнетенных рабов.

Мыслитель говорил: «Труд — освободитель, но мысль — путеводитель»» («Надземное», 857).

 

«Урусвати знает сущность верности. Адамант — так называли качество верности в древние времена. Верность, стойкость, непоколебимость представляют оплот против сомнения, шатания, предательства. Явление чудесное проявит излучение верности. Да, да, да — пора людям познать четкие отпечатки их излучений.

Лишь первичные опыты были произведены при изучении излучений, и такие начальные нахождения уже привлекли пытливые умы. Теперь, когда все аппараты утончились и усилились, ученые должны немедленно приступить к дальнейшим опытам. Значение изучения излучений громадно. Новая Эра нуждается в подтверждении тонких энергий.

Также медицина может развиваться, когда люди поймут, насколько благодетельны положительные качества и как вредительны излучения злобы. Дело в том, что излучение не погибает, но напитывает окружающее пространство. Люди ищут причину эпидемий, но пусть они найдут ее около себя. Кроме того, качество излучения имеет великое значение в Надземном Мире. Тонкое тело приходит с обычным для него излучением. Оно может быть творящим Магнитом, но может оказаться и отталкивающим чудовищем. Нелегко освободиться от такого мерзкого накопления. Потому благоразумно иметь спасительный свет около себя. Но для этого, прежде всего, нужно осознать Мир Надземный и устремиться к нему в полной верности.

Мыслитель советовал: «Помните, что верность есть прочный щит»» («Надземное», 858).     


август 2021