Миру Новому

Закон вмещения

Автор: "Миру Новому"

Закон вмещения «есть насущный творческий импульс» – утверждает Учение.

Закон вмещения может быть понят в свете Закона Единства Бытия и Принципа соответствия микро- и макрокосма. «В космическом творчестве сокровищница содержит все явления энергий. В духовном творчестве наполняется "чаша" теми же энергиями. Потому сокровищница духа должна содержать все энергии» («Беспредельность» II, 192).

Закон вмещения «созвучен» Закону слияния и Закону Чаши. В Чаше – сущность вместимости человеческого сознания и духа. «…когда "чаша" вмещает все огни, то дух знает Бытие…» («Беспредельность» II, 196).

Творчество основано на Законе вмещения и Законе Чаши. «Так закон вмещения есть насущный творческий импульс. Из "чаши" выявляются все творческие законы. В "чаше" собираются все космические явления. Потому обогащение "чаши" даёт осуществление всех космических планов. Так основания собраны в "чаше", и может каждая энергия быть созидателем. Так творчество слагается законом вмещения» («Беспредельность» II, 192).

«"Чаша", вмещающая космические проявления, насыщается космическими энергиями. Пространственный Огонь, устремляющийся к форме, будит насыщенную "чашу" притяжением Огня Космоса. Потому каждая видимая форма сложена творчеством "чаши", и Лотос Серебряный утверждает явление вмещения. Все космические проявления имеют свои отклики. Потому когда "чаша" вмещает все огни, то дух знает Бытие и Лотос Серебряный знает космическое творчество. Так в Беспредельности звучит вместившая "чаша"!» («Беспредельность» II, 196).

Если Закон эволюции устанавливает Движение - Развитие, иначе говоря динамический принцип как ведущий принцип Космической Жизни на всех её Планах, если понятием «Красота» определяется «направление» движения, сущность развития (принцип утончения форм), то «Закон вмещения» – прямо указывает на то, «каким образом» осуществляется эволюция и рост сознания. А также на глубинную сущность творческих процессов как макро-, так и микрокосма.

Осуществление великой Потенциальности духа осуществляется принципом Огня, напряжением сил и согласованностью их с Высшим. Развитие обеспечено принципом Иерархии: от низшего к высшему – путём тяготения, напряжения, трансмутации и вмещения.

«Зов» – от Высшего (как неумолкаемый эволюционный призыв). «Отклик» – от низшего – как способность «вместить», иначе говоря, принять и осуществить как новое достояние, новые возможности индивидуального сознания. Т.о. в философском знании Закон вмещения обозначает фокус роста и взаимодействия сил в Беспредельности. Закон вмещения – также и фундаментальный творческий принцип. В психологическом аспекте указывает на путь сердечного утончения, восприимчивости. Закон вмещения – объяснение неустанных призывов Учения к «путям необычным», к свободе и беспредрассудочному устремлению за пределы известного: «вместить» всё более и более тонкие энергии и «дать жизнь» всё более тонким формам. «Вместить» – значит принять, осознать и осуществить. Закон вмещения освобождает от отрицаний. Всё возможно, всё может быть преодолено явлением большего знания, более дальних горизонтов устремления. Бирбалова линия – линия более длинная, не пересекающая параллельные, – иллюстрация Закона вмещения.

Вмещение – непременное условие готовности к подвигу, когда сердце открыто Беспредельности и утончено бдительностью к Указам Высшим…

«Подвиг не есть отказ, но есть вмещение и движение. Так, когда Говорил отказавшийся, нужно было понять вместивший. Невозможно представить сущность отказа, ибо около гнездится запрещение, но вмещение показывает сознательное понимание.

Как же отказалась Владычица от миров? Ибо Она вместила величие построения будущего, и тогда ничто не может остановить рост духа.

Верность – качество духа высокого напряжения, и явление вмещения делает истинный подвиг радостным получением. Так может развиться подвиг, ибо светлое получение ведет за собою следующее.

Верно изображали подвижников плывущими, так волна мировой энергии несет ставших в ее течение. Опять надо помнить различие между угрозою и заботою.

Когда Я предупредил одного знатного наездника научиться соскакивать на скаку с коня, он считал это противным обычаям его страны степной. Но когда бешеный конь занес его на стремнину берега, пришлось неумело соскочить и остаться хромым.

Но легко приобщиться верностью к мировой волне. Только к радости Стремимся» («Озарение», 293).