Миру Новому

День четвёртый

Автор: М.В. Гореликова
Зов громогласный очистил внимание…
Зов тихий  разбудил сердце…
Зов беззвучный стал магнитом для духа...
Дух услышал зов, который  нельзя назвать зовом,
           и вступил в созвучие великих звучаний…
Каждому веку – зов соответствующий…
Во все века мало слышащих,
Ещё меньше откликающихся.
Совсем немного действующих. 
Ещё меньше достигающих созвучия.
…Предуказанную  победу – утверждение великих, ещё не явленных путей – 
Несёт то таинственное несказуемое созвучание…

…Среди шума многолюдного базара, являвшегося центром городской жизни, однажды раздалось громкое пение.

Некто пел о Свете. Прекрасное пение благословляло великий спасительный Свет и было очень необычно: голос звучал отрешённо, словно сознание поющего находилось очень далеко, при этом в голосе чувствовалась необычная сила. Люди, даже не понимая смысл слов, не вслушиваясь, привлекались звучанием голоса, магнетизм которого заставлял отвлечься хоть на минуту даже самое утонувшее в суете внимание.

«О, великий  и прекрасный Свет! 
Ты незримо сияешь в пространстве.
Ты неощутимой жизненной силою наполняешь воздух и воды.
Ты – вечная рождающая тайна земли.
Ты – непостижимая и непреодолимая мощь огня.
О, великая вечно творящая и побеждающая сила, 
Не покинь сердца человеческие.
Пробуди искру священную, воспламени дух, озари умы,
Твоё великое касание освободит  силу человеческую, скованную неведением и страхом…

Пение продолжалось. Несколько человек повернулись к певцу, посмотрели и вернулись к своим занятиям. Ещё несколько подошли и стали слушать, ненадолго образовав круг, который вскоре поредел; люди расходились, оставляя после себя утоптанную площадку и крошки от ярмарочных угощений, которые спешили подобрать голуби… Прибежали дети, начали слушать радостно, но вскоре их увели родители, требуя поторопиться: «Времени мало». Пение продолжалось ещё некоторое время, облекалось в новые прекрасные тональности…

К вечеру вспыхнули разговоры и обсуждения необычного явления… Утро следующего дня принесло новые заботы, и о вчерашнем было забыто. Но в полдень другой необычный человек привлёк внимание тех же людей. Среди ярмарочных рядов шёл проповедующий. Его голос почти сливался с говором многоликой толпы, скорее, это был единственный явленный голос – стройная линия среди кутерьмы реплик и возгласов. Речь была подобна сосредоточенному размышлению вслух, и, хотя была полна обращений, казалась относящейся к кому-то или чему-то невидимому…

«О, человек… Если бы сумел ты хотя бы ненадолго вывести твоё внимание из торговища, ведь не часы проводишь на этом базаре, всю жизнь отдаёшь ему без остатка. Твои мысли денно и нощно толкутся здесь, здесь ты полными пригоршнями черпаешь твои радости и горести, но даже ярморочная радость – редкость для тебя, потому что эта огненная птица нуждается воздухе чистых пространств… Человек, ты принёс сюда всё самое ценное, но на что же сменял? Проданы за грош разум и стремление. Что же вместо? – Суета сноровки. Продано чувство и чуткость. Что же вместо? Гнёт вечно неутоленных желаний. Продал ты и сердца детей своих: пребывая в удушливой атмосфере торговища, они утратили свет, которым так щедро одарила их природа. Если бы ты только знал, чего лишаешься своим легкомыслием… Но кто же тот воспетый в преданиях счастливец: несметно богатый дарами невиданными, одолевающий пространство, не ведающий смерти? Не твой ли это облик, так старательно забытый и ежечасно предаваемый тобой? Ещё можно исправить, вернуть уходящее счастье жизни человеческой. Лишь немного внимания Свету, великому свету, дарованному каждому человеческому существу как энергия жизненного истока, и как направляющая сила пути – как единое назначение множества жизней…»

- Может, это актёр роль читает?
- Нет, это проповедник…
- Да это просто один из сумасшедших, бормочет что-то об одном и том же… 
- А речи постоянно только о деньгах – не безумие?

Некоторые стали прислушиваться, не отрываясь при этом от своих дел, но толпа вскоре увлекла в поток своего движения этих немногих. Один человек задержался, послушал, покивал, помолчал задумчиво. А вечером в некоторых домах беседовали о необычном то ли актёре, то ли священнике… Новое утро привело на базар новых людей, они слышали о непонятных явлениях последних дней, многие озирались, желая увидеть «странных».

Внезапно громкий возглас заставил всех обернуться. «Свет! Свет! «Свет!» Неясно было, откуда доносится властный сильный зов. Несколько мгновений звучала тишина, люди прислушивались. Но кто-то прервал ноту всеобщего внимания вскриком: «Что, пожар?» И хотя опасности никто не чувствовал, люди забеспокоились, стали собираться и спешить к выходу.

- Это воры отвлекают внимание.
- Не похоже, может и вправду, горит где-то.
- Не будем выяснять, лучше уйдём  отсюда.

……………………………………………….

Тот, Кто вдохновил пение о Свете, слово о Свете, и утвердил краткий зов, сказал: «Пришло время, которое мы ждали и к которому готовили людей. Не напрасно прозвучал гимн Свету. Не утеряно вдохновенное слово проповеди. Не погас огонь вести о Свете приблизившемся. Люди услышали мало, мало откликнулись. Но пространство сохранило каждую искру вдохновения, каждый тон мысли. В его жизненосных волнах окрепло и засияло серебром спасительное понятие. Пространство готово, значит, подготовлены и люди… Пришло время вестника следующего. Настал день нового слова – безмолвного.

Вестник безмолвного Слова отправится туда, где звучала песнь, лилась проповедь, где звенел краткий призыв. Но не войдёт он в толчею базара, хотя будет близко. Мысль его, объединённая с Моею, зазвучит мощнее ритма песни, убедительнее слова проповеди, звонче краткого призыва. Безмолвная мысль не будет услышана теми, кто радуется в суете, утрачивая остатки слуха и зрения человеческих, но воспринята будет теми, кто мучается, задыхаясь от недостатка воздуха жизни. Тех немногих не надо искать, они услышат и увидят, потому что громче грома слово о Свете для чуткого слуха, ярче молнии мысль о свете для устремлённого зрения, сладостнее самого прекрасного звука призыв к свету для чистого сердца. Этих сейчас зовём, для них – новая весть… О том, что настал день счастья человеческого: свободен дух, не властна вся суета и сор мира над жизнью человека, когда само пространство утвердило мысль как единого проводника истины и силы. Истинно, новый день по-новому зовёт людей к жизни человеческой…

На месте торговищ вознесутся города сотрудничества, поднимутся башни, собирающие свет и излучающие свет. Свет станет единой целью людей. Бесчисленные градации его энергий откроют человеческим сердцам пространственные сокровища и пространственные пути. Не остановить достижения, когда пришёл срок для людей слышать по-человечески, видеть по-человечески, по-человечески мыслить, по-человечески устремлять волю – строить на земле новую жизнь, которая во всей непобедимости утверждается ныне аккордами слова безмолвного. Удача с тобою, день четвёртый, пространственно утверждающий вечную и новую истину о Свете.